Серые Гавани

Опытный голландец, лол :-) Три года — не тот срок, чтобы стать голландцем, и тем более опытным. Но я напишу что смогу.

Это вторая часть, первая здесь. Напомню, что целевая аудитория поста — бывшие коллеги из Я и прочие программисты-и-около.

( остальным: бывает, что «айтишные» зарплаты и возможности вызывают у окружающих… нехорошие чувства. Я могу это понять: в том, что нам так сытно живётся, нет нашей заслуги, просто повезло. Но в этом нет и нашей вины: мы ни у кого ничего не отобрали и не украли. Просто повезло. Направьте ваши гнев и классовую вражду в правильную сторону: не на нас, а на тех, кто вам мало платит и вам устраивает невыносимые условия труда. И на правительство, которое им позволяет. Не обессудьте. )

* * *

Как живётся в Нидерландах / Амстердаме?

Хорошо живётся. Сытно, спокойно, комфортно, безопасно, предсказуемо. Попробую написать про каждую тему, о которой спрашивают (и о некоторых, о которых не спрашивают, а надо бы); если что упустил — доспросите в комментах.

Виза и иммиграционный статус.

Подавляющее число разработчиков-и-прочих-айтишников оказываются тут по визе kennismigrant’а — «knowledge immigrant», «высококвалифицированный мигрант». Подробности погуглите сами, но если коротко: 1) вы должны работать на работодателя из списка получивших разрешение на найм КМ’ов (их много, и компании, на которые вы хотели бы работать, обычно в нём), и 2) вы должны иметь зарплату ощутимо выше среднего по стране: не менее €58k в год в 2022 (медианная зарплата в NL в целом — €36k в год). Статус КМ’а также даёт право обменять водительские права на местные без сдачи экзамена по вождению и не сдавать интеграционный экзамен (читай — не учить голландский).

Если вы ещё не в NL, то начинать надо не с попытки «сделать визу», а с поиска работы: если найдёте, то уже с работодателем договоритесь, как именно он будет добывать вам вид на жительство. Нидерланды очень приветствуют такого рода иммиграцию, и оформление статуса КМ’а, если вы уже нашли работу — вопрос технический.

Если вы КМ и вас уволили (или вы сами уволились), то у вас есть три месяца на то, чтобы найти другую работу, тоже из списка нанимателей КМ’ов. Иначе — домой, ну или менять статус на какой-то другой, если сумеете. Хорошая новость в том, что в NL трудовое законодательство не только существует, но и действует, и «одним днём» уволить никого нельзя, о грядущих проблемах вы узнаете заранее. Особенно нельзя внезапно уволить человека на постоянном контракте, так что при трудоустройстве, по возможности, настаивайте на нём.

В статусе КМ’а можно жить сколько угодно, ограничений по времени нет (хотя карточку ВНЖ надо иногда обновлять), но через пять лет можно податься на «постоянного резидента» или на «натурализацию», т.е. гражданство. И для того, и для другого нужно сдать inburgering — интеграционный экзамен, который включает в себя экзамен на знание голландского языка. Пока что требуемый уровень очень низкий, A2, но решение поднять его до B1 правительством уже принято.

КМ может привезти с собой несовершеннолетних детей и партнёра, но я приезжал один и подробностей не знаю.

С голландским ВНЖ вы можете свободно путешествовать везде, куда пускают по шенгенской визе (грубо говоря, весь ЕС кроме Ирландии, и ещё несколько стран), но жить и работать — только в NL.

Статус КМ’а не накладывает на вас никаких других ограничений, кроме необходимости жить в стране и работать на работодателя из списка, во всём остальном вы с местными в равных правах. Статус постоянного резидента снимает необходимость работать (и даже можно попробовать посидеть на пособии — вы же с местными в равных правах), но жить всё равно надо в NL. Статус постоянного резидента безусловный и бессрочный, но карточку тоже надо иногда обновлять.

Получение гражданства через натурализацию предполагает отказ от всех прочих ваших гражданств, от которых можно отказаться. От российского — можно, и местные власти про это в курсе. Имейте в виду, что гражданину NL для поездки в Россию требуется виза: в мирное время с этим проблем не было, но после начала короны их наглухо перестали давать.

Пока вы живёте в NL, практической разницы между постоянным резидентством и гражданством почти нет — но резидентство теряется, если уехать из страны на полгодика. Наличие недвижимости и прочие прошлые заслуги не в счёт, придётся начинать процесс с нуля. И ещё у не-граждан нет права голоса на общенациональных и европейских выборах, если это вам важно.

Карточка ВНЖ внутри страны выполняет ту же роль, что в России внутренний паспорт. У КМ’ов — розовенькая такая, её в шутку называют «удостоверение тракториста».

Дисклеймер: IANAL, если есть сомнения — поговорите со специалистом.

Цены.

Всё дорого, и особенно дорого то, в чём много людского труда. Увы. Вам же нравится вам жить в стране, где все живут в достатке, да? И вообще, товарищи сениор девелоперы, вам ли возмущаться расценкам голландских садовников и сантехников? Вы сами за свой труд просите уж всяко не меньше.

Цены на предметы можно посравнивать с нашими на bol.com (местный озон/амазон), на еду — на ah.nl (местый «перекрёсток»).

Хорошая новость: товары и услуги здесь стоят столько, сколько написано на ценнике. НДС включён, чаевые не очень приняты, и даже фитнес-клубы публикуют чёткие прайс-листы. Говорят, в квартале красных фонарей приходится торговаться, но я не проверял :-)

Жильё.

Уже писал здесь и здесь, пройдите по ссылкам. К написанному добавлю вот что.

Я-иды очень любят снимать жильё в Хамовниках и ходить на работу в КР пешком. Так жил и я, и при переезде попытался обеспечить себе то же самое. В целом, у меня получилось, но хотеть этого — ошибка.

Велосипед, ребята. Амстердам ездит на велосипедах, и это ничуть не сложнее, чем ходить пешком. При этом скорость пешехода в городе — 4 км/ч, а велосипедиста — 12 км/ч как минимум, а значит территория, на котором вы можете искать себе жильё, увеличивается в (12/4)^2 = девять раз. При здешнем злобном рынке аренды это огромная разница. К тому же, при утроении радиуса в зону поиска попадает гораздо больше вариантов застройки — в том числе привычные нам многоэтажечки.

Ещё про застройку. Я холостой, живу один, так что мне удобнее в квартире недалеко от центра, но люди семейные обычно снимают дома — за те же деньги, что в центре Амстердама стоит квартира с одной спальней, где-нибудь в Хилверсуме можно снять дом с четырьмя.

Ну, в каком смысле «дом». У нас в головах сидит, что уж либо свой отдельный дом на отдельном участке, либо квартира в многоэтажке на две тысячи жителей. Здесь между этими двумя крайностями есть градостроительный континуум.

Свой отдельный дом на отдельном участке — это, понятно, дом. А если он на две семьи, с перегородкой посередине? А не на две, а длинное горизонтальное здание вдоль улицы с двухэтажными секциями-«домами» на одну семью, но у каждой свой вход и свой садик? А если у тебя на первом этаже твой дом с отдельным входом и садиком, но на втором тоже кто-то живёт, и у него туда своя отдельная лестница? А если над тобой такой не один этаж, а восемь? Ой, это же уже многоэтажка :-)

Но, так или иначе, даже во всех этих Пюрмерендах и Хилверсумах застройка — городская, и сами они города, просто маленькие. «Субурбии», как в США, с полями односемейных домов без инфраструктуры, тут почти не водится.

Транспорт. Для конкретики, амстердамский.

Метро: есть, но для нас не очень актуально. Это способ быстро добраться из «дальних» районов города в центр — но товарищи сениор девелоперы склонны селиться либо ближе, на велосипедной дистанции, либо ещё дальше, в городах-спутниках.

Железная дорога: а вот она-то и есть настоящее метро. В центральной агломерации сеть плотная, поездов много, и они-то и связывают её в единое целое. Вам необязательно жить в Амстердаме, чтобы работать в Амстердаме: до Утрехта по ж/д — полчаса, до Роттердама — сорок минут, а ещё есть россыпь городов и городков помельче, и везде есть станция ж/д. Доступ к станции ж/д (пеший или велосипедный) — плюс при выборе жилья, доступ к крупному ж/д узлу — большой плюс. В Амстердаме крупные узлы — это станции Amsterdam Centraal, Amsterdam Zuid и Amsterdam Sloterdijk.

Автомобиль: однажды беседовал я кое с кем на вот эту тему, «как живётся в Нидерландах», и состоялся у нас такой диалог:

— а что там с тачкой?
— ну, ты не будешь здесь ездить на работу на тачке
— в смысле? мне чё, на трамвае ездить?!

Прости, С. :-)

Приехать в центр города и там где-нибудь припарковаться — нельзя. В центре есть платные подземные парковки, но не везде, и это запретительно дорого. На окраинах есть Park&Ride парковки (бесплатные, вроде бы) — доехал до города, оставил машину, дальше едешь на общественном транспорте. Поездки на машине внутри города Амстердам и большинство других голландских городов крайне не одобряют и разными способами ограничивают.

По историческим причинам несколько выделяется среди остальных голландских городов Роттердам. Если вам без «тачки» жизнь не мила, то вам туда, но тренд на деавтомобилизацию идёт и там.

Трамвай: амстердамский трамвай имеет обширную сеть с частыми остановками и удобными пересадками, удобен и жутко мил. Первый год я перемещался по городу на нём и был доволен как слон: уииии, трамвайчики! Но потом корона вынудила меня сесть наконец на велосипед, и оказалось, что…

Амстердамский трамвай очень нетороплив — настолько, что на велосипеде почти всегда быстрее. Если стартовать на обычном городском велосипеде одновременно с трамваем, и просто спокойно ехать вдоль его маршрута, то приедешь как раз вровень, но если добавить сюда необходимость дойти от дома до остановки, подождать его, а потом дойти от остановки до места назначения, то трамвай велосипеду почти всегда проигрывает.

Автобус: я не люблю автобусы и стараюсь на них не ездить. В районе, где я сейчас живу, трамвая нет, и формально он связан с остальным городом автобусом — но зачем на нём ездить, если до центрального вокзала 10-15 минут на велосипеде?

Велосипед: ван лав!

Я необъективен, потому что велосипедизм сам по себе, как времяпровождение, мне доставляет удовольствие — но в Нидерландах не нужно быть «велосипедистом», чтобы ездить на велосипеде, как в Москве не нужно быть «метрофанатом», чтобы ездить на метро. Это просто транспорт, и он удобный. Если у вас есть какой-то другой опыт езды на велосипеде по городу, то отбросьте его как нерелевантный: даже в других европейских «велостолицах» вроде Копенгагена уровень велоинфраструктуры куда слабее.

По городу здесь обычно ездят либо на «omafiets» — «бабушкосипед», односкоростной вел с тормозами поворотом педалей назад, либо на «stadsfiets» — городской велосипед с коробкой передач на три или семь скоростей (у меня такой). У обоих вариантов вертикальная посадка — быстро на них не погоняешь, но они практичные, комфортные, маневренные и нетребовательные к физической подготовке. По энергозатратам езда на городском велосипеде — примерно как ходьба пешком: вы не запыхаетесь и не вспотеете, разве что с непривычки. Для перевозки грузов, детей и животных есть всякие грузовые варианты (например «bakfiets»), для немощных или торопливых — электровелосипеды.

Велосипеды, увы, воруют, и лучшая защита от этого — иметь такой, на который никто не позарится. На новеньких электрических VanMoof гоняют новенькие иммигранты, а местные видят некоторый шик в том, чтобы ездить на самом ржавом и убитом бабушкосипеде, что нашли на marktplaatz. Я купил новый, но специально выбирал такой, чтобы не выделялся.

…и его всё-таки спиздили, когда я забыл его запереть и оставил ключ болтаться в замке :-) Хоть как-то запертый велосипед трудно украсть без подготовки, но незапертый могут увести просто из хулиганских побуждений. На всех местных велосипедах есть замок, не забывайте им пользоваться.

Кража велосипедов — единственный род преступности, с которым вы тут имеете хорошие шансы столкнутся, и это, по-моему, хороший знак. Когда мой украли, я купил ещё один такой же и езжу как ездил.

inb4 «а что если плохая погода?» — а что если пешком плохая погода? Как-то вы с этим справляетесь, да? Одеваетесь потеплее — курточка там, перчатки, шапка. Дождевик надеваете, или берёте зонт. Или просто пережидаете дождь дома, а потом идёте куда хотели. С велосипедом всё то же самое, за вычетом зонта — сейчас на дворе февраль, с дождями и сильным ветром, но это не помешает мне утром поехать на велосипеде на работу, а вечером обратно.

В отличие от автомобиля, на велосипеде здесь можно ездить почти куда угодно и парковать его почти где угодно, степень свободы он даёт необычайную. На работу, в бар, в магазин, в гости удобнее всего на нём. Он хорошо комбинируется с другими видами транспорта: когда мне надо куда-то далеко, я еду на велосипеде до центрального вокзала, оставляю его там и дальше сажусь на поезд куда мне надо. На том конце можно взять OV-fiets — «велосипед общественного транспорта» — и ехать дальше на нём. Некоторые стратегически расставляют по нужным им вокзалам собственные велосипеды, некоторые ездят на складных и возят их с собой в поезде. Специфически амстердамская тема: через IJ ходят бесплатные велопаромы, на них можно попадать на велосипеде с северной стороны в центр и обратно.

Велосипеды в Нидерландах — для всех. Дети, взрослые, старики, инвалиды, иммигранты, местные, богатые, бедные, бомжи, депутаты парламента, премьер-министр, король с королевой. Если королю не западло ездить на велосипеде, то почему должно быть западло вам?

Здесь невероятное количество велодорожек. По факту, в стране две независимых дорожных сети — велосипедная и автомобильная, и велосипедная больше. В городе почти любая автомобильная улица имеет велополосу или велодублёр, а ещё есть выделенные велодороги и велокоридоры, где машин нет или почти нет.

Ездить на велосипеде здесь очень безопасно. Хорошая инфраструктура, вежливые водители (которые, во-первых, тоже велосипедисты, а во-вторых — в любой аварии с велосипедистом по закону заведомо виноваты), общая культура. При езде по городу здесь не носят шлемов — на тех 12-15 км/ч, что развивает городской вел, расшибиться трудно, а машины здесь усмирены через дизайн дорожной сети. Дети ездят в общем велопотоке начиная лет с восьми-девяти, и никого это не беспокоит.

Я давно задолжал хороший пост про велосипедизм в NL, но пока его нет — зацените ютуб-канал Not Just Bikes, на него много ссылок из этого поста. Автор переехал в Амстердам примерно тогда же, когда я, ездит по тем же улицам, и его опыт очень похож на мой. Вот например: «почему в крутых городах можно приехать на велосипеде в Икею?» — и запись поездки туда. Или вот этот: «плюс один, минус два» — до 4:27 он проезжает часть моего маршрута с работы домой, до 9:05 — часть маршрута, которым я «просто катаюсь». Здесь очень здорово велосипедится, правда.

И ещё совет: поставьте левое зеркало. Зеркала заднего вида на велосипедах считаются «некруто» и «для пенсионеров», но я и есть старпер с обзором назад гораздо спокойнее ездить, особенно если в капюшоне.

Аэропорт: куда-то это надо записать, запишем в общественнный транспорт.

Амстердамский аэропорт Схипхол — один из самых больших в Европе, с годовым пассажиропотоком вчетверо от населения Нидерландов. Отсюда есть прямой рейс почти куда угодно — москвичам не привыкать, наши SVO/DME/VKO тоже большие, но вообще таких авиаузлов не так много в мире. Он очень удобно встроен в ж/д сеть: Luchthaven Schiphol, подземная ж/д станция под аэропортом — это просто станция на линии Амстердам-Ляйден-Гаага-Роттердам, через которую идут самые разные поезда. И ещё Схипхол очень «шустрый»: хотя народу там на вид всегда много, долго ждать в очередях на вылет не приходится.

Я порой вконец наглел, и за час до вылета только выходил из офиса в центре: двадцать минут на доехать, пятнадцать на пройти безопасность, паспортный контроль и дойти до гейта, пять на попить кофе, и вот как раз объявляют посадку. Любители летать куда-нибудь на выходные оценят.

Налоги.

От налогов в Нидерландах мучительно больно. Зайдите на thetax.nl, вбейте туда гросс-зарплату из своего оффера и ужаснитесь. Скорее всего, эффективная ставка будет около 50%.

Но на самом деле нет. Впервые приехавшие «кеннисмигранты» могут получить т.н. 30% ruling — тридцатипроцентную скидку с налоговой базы на первые пять лет, и статус частичного налогового резидента на тот же срок. Это очень, очень вкусная льгота, обязательно убедитесь, что ваш работодатель умеет и готов для вас её оформить. Единственный её минус в том, что через пять лет она заканчивается, и ваши располагаемые доходы ощутимо падают :-) Мне это предстоит через два года, с января 2024 я буду платить те самые 50%.

Но хотя платить такой налог действительно очень больно, это в целом не обидно.

Во-первых, здесь видно куда идут деньги. В стране прекрасная инфраструктура и прекрасная система социальной защиты. inb4 «но я же не пользуюсь системой социальной защиты» — уверены? Если условный наркоман не бомжует посреди города и не грабит прохожих по тёмным углам, а мирно лечится в рехабе, то профит от этого не только наркоману, но и вам.

Во-вторых, налоги здесь более справедливые, чем у нас. Про то, что в России с зарплаты платится куда больше, чем 13% НДФЛ, знают уже почти все — но все ли осознают, что в России де-факто регрессивная система налогообложения? Чем больше имеешь, тем меньше платишь: если ты медсестра за ₽25k/мес, то с твоей зарплаты стригут по полной, если рантье и сдаёшь квартиру покойной бабушки — то те самые «плоские» 13%, а если серьёзный дядя с серьёзными деньгами, то можно вообще не платить всякие есть способы.

Здесь ставка прогрессивная, одна зарплата в €95k — это как две зарплаты по €36k. Я считаю, что по этому поводу следует не говниться, а радоваться, что тебе так в жизни повезло: ты, товарищ сениор девелопер, живёшь аж в два раза лучше простого человека. А может даже в три.

Медицина. Сам почти не пользовался, пересказываю чужой опыт.

Каждый житель NL обязан иметь медицинскую страховку. Она частная, но субсидируется государством, и государство регулирует, что туда входит, а что нет (стоматология для взрослых — не входит). Стоит около €120 в месяц и не покрывает первые €400 трат на медицину в год: это ваш «собственный риск».

С этой страховкой вы прикрепляетесь к участковому терапевту на свой выбор (huisarts, «домашний доктор»), и если заболели (но не настолько, чтобы увезти вас на скорой с мигалкой) — идёте к нему на консультацию, и тот направит вас в клинику, если необходимо. Консультации терапевта бесплатны, дальнейшее лечение — платное, но сверх тех €400 в год безлимитно покрывается страховкой.

При этом — вот в этом месте москвичи начинают бугуртить — нельзя просто пойти в клинику и купить там медицинскую услугу из своего кармана, в обход терапевта и страховки. Если ваш huisarts не дал вам направления, то лечить вас не будут. При этом huisarts’ы склонны на любые болячки отвечать «попейте пока парацетамол, если через две недели не пройдёт — приходите снова»: их работа — не только вам помогать, но и оберегать систему от неэффективной траты ресурсов. Чего уж там, в значительном числе случаев действительно проходит само.

Поэтому среди русских эмигрантов о местной медицине мнение самое негативное. По эмигрантским чатикам гуляют хоррор-стори про то, как система прогнала людей через «семь кругов парацетамола», а лечить в итоге так и не стала.

У меня своего опыта нет и судить мне трудно, но: ожидаемая продолжительности жизни здесь — 82 года, одна из самых высоких в мире, на десять лет выше, чем в России. Я не верю, что при таких результатах местная медицинская система может быть уж настолько плохой.

Но если невмоготу как хочется лечиться за свой счёт, то — до бельгийского Антверпена от Амстердама на поезде полтора часа, до немецкого Кёльна — два с половиной, до Москвы на самолёте — четыре.

Также есть коммерческие несубсидируемые страховки на то, что обязательная страховка не покрывает. Есть ли от них (нам) толк — большой вопрос. Лечить, например, зубы иммигранты из восточной Европы вроде нас поголовно летают домой, это намного дешевле.

Язык.

Для жизни в Нидерландах знать голландский язык необязательно, а в городах вроде Амстердама — так и просто не нужно. Голландцы прекрасно говорят по-английски и сходу на английский переходят, если слышат, что вы иностранец; затруднения могут возникнуть только со старшим поколением где-нибудь в глуши и с «лицами с незападным миграционным бэкграундом» — такой эвфемизм тут сейчас придумали для турок и марроканцев (которых в стране много). Лично я голландский худо-бедно выучил, но — парадокс! — ситуации, когда без него действительно было никак, все были в духе «звонят из кебабной сказать что апельсиновой газировки у них сейчас нет».

Голландский язык — ближайший родственник английского из ныне существующих, поэтому между ними прекрасно работает машинный перевод. Он настолько хорош, что если в хроме включить «автоматически переводить с голландского», то о существовании этого языка можно почти забыть. Серьёзно, полистайте любой голландский сайт через автопереводчик. Будущее наступило, не так ли?

Также голландский очень близок к немецкому, и между ними есть некоторый континуум, но стандартный голландский и стандартный немецкий не взаимопонятны. Для голландца немецкий — как для нас чешский или польский: выучить легко, но нужно именно учить.

Экспатов вроде вас, не знающих языка, в стране много. Власти в курсе и стараются упрощать нам жизнь: все надписи продублированы на английском, у гос. сайтов есть английские версии, чиновники не настаивают на использовании «державной мовы», а когда я ходил прививаться от короны — все формы и вся коммуникация были продублированы на английском. Бизнесы — кто как, но почти всегда можно найти «экспат-френдли» поставщика услуг.

Большинство экспатов голландский не учит, или учит ровно под сдачу интеграционного экзамена, а потом забывает.

В кинотеатрах и на голландском ТВ не дублируют иностранный контент (кроме совсем детского), всё идёт в оригинальной дорожке с голландскими субтитрами.

Еда.

Этот вопрос почему-то задают в формате «как тебе голландская кухня?» — ну, говно полное так себе, а почему вы спрашиваете? Вас же никто не заставляет есть именно голландскую: покупайте любые продукты и готовьте что хотите. Качество продуктов в супермаркетах высокое, антисанкций тут никто не вводил. Лично я сегодня с утреца опять бабушкиных щей наварил, хороши! А если лень готовить — камон, это Амстердам. Тут есть рестораны любой кухни.

Любители сыров обычно в полном восторге от того, сколько их тут и каких — есть отдельные специальные магазины и целые рынки, где торгуют только сыром. Я не настолько прошарен, но как по мне — и после обычного «заанландера» из альберт-хяйна российские сыры кажутся резиновыми.

Я не вполне понимаю, почему, но в супермаркетах мало фруктов. Несколько сортов яблок, пара сортов груш, апельсины, бананы, виноград, киви, манго. Всё. Я в Москве как-то привык к возможности купить сливы или абрикосы в любое время года, а тут они только в сезон, и не самого высокого качества.

Но зато в супермаркетах всегда лежат прекрасные ягоды: клубника, малина, голубика, ежевика. Клубника крупная и сочная, ух! Никогда столько клубники не ел, как в последние три года. Голубика — сортовая, размером с некрупный виноград, аж не сразу признал. Также имеется красная смородина, если вдруг кому надо :-)

Чего нет в обычных супермаркетах, есть в специализированных «русских магазинах». Докторская колбаса, пельмени, гречка, лавровый лист, жёлтый полосатик сушёный, баранки, сырки там всякие, кефир, чёрный хлеб, квас, консервированный борщ в банках… Только уехав, понимаешь, что именно является специфически «русским»: свёкла или сметана здесь есть и в обычных магазинах, а котлет или пастилы не найти.

Но раз уж спросили: очень невзрачная она, голландская кухня, и очень на наш вкус «обычная». Картофельное пюре с сарделькой, серьёзно?

Если вы планируете работать не в «международной», а в «голландской» компании, то столкнётесь ещё вот с чем: у голландцев «горячий обед» в день только один, на ужин, а на завтрак и ланч они едят бутерброды. На стол выставляется хлеб и то, что на него можно положить — сыр, колбаса, ветчина, арахисовое масло, ореховая паста, варенье, шоколадная крошка. Берёшь хлеб, делаешь бутерброд по вкусу, ешь. На «одними бутербродами же не наешься» они отвечают в том смысле, что «значит ты съел мало бутербродов».

Из специфически-голландских штук мне очень зашла малосольная селёдка с лучком (ищется по «hollandse nieuwe»). Так нежна, что просто тает во рту, ммм! Ну и сиропные вафли, конечно, куда без них :-)

Питьё.

Нидерланды — страна кофе, а не чая. В любом доме и в любом гостиничном номере есть кофеварка (обычно фильтровая, drip coffee maker), а в магазинах — широкий выбор кофейных зёрен. Но зато с чаем полный швах: «рассыпную» заварку проще всего купить — сюрприз! — в русском магазине.

Алкогольный напиток по умолчанию — пиво, обычно пилзнер. Heiniken принято хейтить (но всё равно во всех магазинах стоит), хотя пилзнер от Amstel или Hertog-Jan в целом такой же. Из непривычного нам на полках много бельгийских дюббелей-триппелей, в сезон — bokbier, и ещё какие-то местные сорта, которые мне все не нравятся. Ну и по стандарту — IPA, вайсбир, гиннес баночный… Примечательно полное отсутствие английского эля — ну или наоборот, примечательно его в Москве присутствие в широком ассортименте. Любил его, жаль что тут нет.

Климат.

Ну… Если коротко, то круглый год холодно, сыро и ветрено, но в целом норм.

Амстердам — чуть южнее Москвы, на широте Тамбова и Липецка, но близко к морю, поэтому погода мягче. В Москве месяцы в году идут так: апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь, январь, февраль, март. В Нидерландах так: апрель, апрель, май, начало июня, конец августа, сентябрь, октябрь, ноябрь, ноябрь, ноябрь, ноябрь, ноябрь. Как можно заметить, вместо зимы — бесконечный ноябрь с температурой в районе +5, низкой облачностью и частым мерзким моросящим дождём. Это очень на любителя: световой день в декабре-январе такой же короткий, как у нас, солнечных дней ещё меньше, а вместо белого покрывала снега лежит ковёр пожухлой ржаво-серой травы — и так на полгода. На психику это сильно давит. Мне, впрочем, это всё равно нравится больше, чем русская зима — она на недельку может норм, но не больше — но я нерепрезентативен.

Но также в календаре отсутствует и лето. Сухой московской жары здесь не бывает; даже в разгар лета воздух редко когда теплее, чем двадцать с небольшим. Звучит хорошо, но нет: здесь же ещё и очень ветрено. Зимой ветрено, и летом тоже ветрено — сырым холодным ветром. В Москве я летом хожу в футболке, а здесь стал носить рубашку с длинным рукавом и шейный платок, иначе даже в июле продувает.

Жара изредка бывает, но радости не приносит: сырость становится удушливой влажной духотой. Кондиционеров в домах обычно нет. На сайте с данными про корону правительство публикует среди прочего график ожидаемой и реальной смертности — и на нём виден всплеск смертей в августе 2020. Это была не корона, это было две недели жары под тридцать. Всего лишь «под тридцать» — но, как видите, хватило. Уж лучше пусть холодно и сыро.

На любителя, в общем, климат.

Жирный его плюс в том, что велосезон открыт круглый год. Говорят, в Финляндии и по снегу народ рассекает, но будем честны — в +5 ехать на велосипеде куда комфортнее, чем в -15, и в +5 не надо менять резину на зимнюю или ещё как-то «готовить» велосипед. Сейчас на дворе февраль, но я продолжаю каждый день ездить на работу на велосипеде, и весь остальной город тоже. Русский дрист здесь отсутствует.

Также здесь отсутствует летний вариант русского дриста: пыль столбом. Когда живёшь — не замечаешь, но русские города очень, очень пыльные. Здесь воздух круглый год чистый.

Лайфстайл.

Амстердам удал, но мал — меньше миллиона сам по себе, чуть больше с ближайшей агломерацией. Это в пятнадцать раз меньше, чем в Москве, что чувствуется — «закон больших чисел» работает не так хорошо, как в белокаменной. Но здесь есть всё, что вам от города нужно, это не деревня вроде Дублина.

Кроме того, Амстердам существует не сам по себе, он часть «центральной агломерации», «полицентричного мегаполиса Рандстад». Нарисуйте на карте полукруг, включающий Роттердам, Гаагу, Амстердам, Утрехт и окрестные города поменьше — вот это он. Всё ещё не такой большой, как Москва, 7 млн, но уже что-то :-)

См. выше про то, как здешние ж/д функционируют как междугороднее метро. До короны я регулярно ездил из Амстердама в Дельфт и Гаагу на сейшны, и в Роттердам на посиделки пони-клуба. Вечером буднего дня ездил, после работы — и поздним вечером того же дня возвращался. Если вы живёте в Рандстаде недалеко от станции ж/д, то его культурная жизнь вам доступна вся, независимо от конкретного города. И именно поэтому так удобно жить вблизи от крупного ж/д узла :-)

Неприятная особенность центра Амстердама, о которой никто не догадывается спросить: туристы. Первые два года я прожил на одной из «9 straatjes» — не то чтобы совсем турцентр-турцентр, но достаточно близко. Туристы достали. Они шумят, они буянят и барагозят, они толпятся на проезжей части и бычат на звонок велосипеда, они мусорят, они не затыкаются до четырёх утра — а в десять появляются снова. Вот этот квот на башорге — мой.

«Они», лол. Сам небось таким был :-)

Зато спрашивают про гетто и маргиналов: мне трудно судить, я здесь в плохих местах не жил, да и бейзлайн у меня сильно снижен. Но, по-моему, не так страшен чёрт, как его малюют: здешний ЛДПР любит поговорить про мигрантов, криминал и гетто — но когда про это говорят люди, выросшие в панельных многоэтажках на окраине города в России в 90х, мне странно. Я живу в Houthavens, и квартал напротив, Spaardnammerbuurt, имеет «плохую славу» — ааа, мигранты-мигранты. Так и что? Тихий милейший райончик. Откройте на гугл-панорамах, погуляйте. Чтоб нам всем в таких «гетто» жить.

Ещё особенность Амстердама: он красивый. Очень. В историческом центре красивый, чуть подальше в старой застройке красивый, в новой застройке тоже очень ничего. Идти по нему пешком или ехать на велосипеде — удовольствие. Казалось бы, не вчера я переехал, уже должно было примелькаться — но каждый раз, как качусь через город на работу с утра, кажется, что в кино попал.

Всякие мелкие бытовые детали.

1) Вы не первые, кто переезжает в Нидерланды 2) Нидерланды — не Луна и не Антарктида. Ответы на вопросы в духе «а чё там с кофейнями / доставкой еды / мобильной связью» во-первых гуглятся, во-вторых — сводятся к «всё нормально, но несколько дороже, чем у нас». Рекомендую полистать всякие iamexpat.nl и rabotaem.nl.

В более сложных случаях помогает коллективный эмигрантский разум — группы в фейсбуке и чатики в телеграме. Опять же, вы не первый русский, кто переехал в NL, все вопросы кто-то уже решал до вас и наверняка готов рассказать что-как. Переедете — вам подскажут, в какие чатики вступить :-)

* * *

Спрашивают иногда, что самое сложное в переезде. Ребята, переезд — несложно, сложно — эмиграция. Вы скорее всего недооцениваете степень своего участия в обществе и важность вашего в нём социального статуса. И то, и другое эмиграция обрушит.

Я сейчас опять хожу по тонкому льду, но. По наблюдениям, люди в каждой стране делят иностранцев на сорта. У нас — совершенно точно делят: одна и та же фраза на ломаном русском с сильным акцентом может получить реакцию «ах, как вы хорошо говорите по-русски!», если акцент французский, «хех, прямо как в анекдотах :-)», если армянский, и «разговаривать нормально сначала научись, чурка!», если среднеазиатский. Увы.

В NL эта градация тоже есть, хотя мало кто признается в этом вслух. К первому сорту относятся экспаты из тех стран, откуда нет экономической причины ехать в NL — немцы, французы, скандинавы, соединённоштатцы, может быть японцы (но их тут почти нет). Ко второму — экономические мигранты из «цивилизованных» стран «западной» культуры, вроде восточной Европы, южной Европы, части латинской Америки — это вот мы с вами. К третьему — все остальные, и турки с марроканцами в частности. При этом если русские «первосортных» иностранцев склонны ставить чуть выше себя, то голландцы — вровень. Они высокого мнения о себе и своём обществе.

Итак, после переезда вы внезапно становитесь человеком второго сорта, как вам такое? Конечно, Нидерланды — не Япония и не Корея, и вас никто не будет дискриминировать или обижать за то, что вы приезжий. Это открытое мультикультурное общество, где все ко всем вежливы и все всех уважают — но «уважать» не значит «любить».

( вот только не надо начинать про «кококо, он делит людей на сорта, расист!» — моя бы воля, не было бы никаких сортов, все были бы молодцы и красавчики. Я пытаюсь предупредить людей о реально существующей проблеме — или вы считаете, что её нет? если есть, но её надо описывать иначе — опишите, я заменю эти абзацы )

Кроме того, при переезде обнуляется ваш социальный капитал. Вы никого не знаете, у вас нет друзей, знакомых, родственников, и ваш социальный статус «второсортного» мигранта не помогает их приобрести. Социальный статус не покупается за деньги — по крайней мере, не за те деньги, что есть у нас. Дома вы были «айтишник», у вас всего было больше, чем у других — а здесь у вас кроме зарплаты (высокой, но не такой высокой, как была дома) ничего нет, и никому вы, в целом, не нужны.

Совершенно не помогает и то, что голландцы — народ холодный и закрытый, «minding their own business». Они вежливы и дружелюбны, но не более того. На вопрос «как дела?» надо отвечать «хорошо», а не как мы отвечаем. Если вы собрались вместе чтобы, например, поиграть ирландской музыки, то вы поиграете ирландской музыки, может быть поговорите об ирландской музыке, потом попрощаетесь и разойдётесь до следующего раза — вежливо и дружелюбно. Ведь говорить о чём-то ещё — это либо лезть в чужие дела, либо грузить других своими делами, а и то, и другое — неуважительно и невежливо, не так ли? Про большинство из ирландских музыкантов-голландцев, с которыми я встречался здесь, я понятия не имею, чем они заняты в жизни вне сейшнового стола.

Я выше писал о том, что экспаты не учат голландский. На самом деле не совсем так: сразу по приезду многие начинают его учить, и даже добиваются известного успеха — но быстро обнаруживают, что это никому не нужно. Если ты работаешь в международной компании и на работе голландский не используешь, то с кем и о чём ты на нём будешь беседовать? Точнее, кто и о чём мог бы захотеть на нём побеседовать с тобой?

Эх, Гиермо, я часто вспоминаю твою мастерскую. Ты не прочтёшь, но пусть твоя карма улучшится от моих тёплых воспоминаний. Жаль что все не умеют быть такими, как ты.

Говорят, более-менее успешно получается в NL интегрироваться тем, у кого есть дети. Сад, школа, учителя, другие родители, друзья детей (дети-то растут голландцами) — понемногу и вольёшься. Ещё, говорят, помогает работать в компании, где нанимают голландцев, а не экспатов — но там нанимают голландцев, а не экспатов, и к тому же меньше платят.

Моя ситуация, впрочем, намного лучше, чем у большинства, т.к. некоторые «заходы» в голландское общество у меня есть: через ирландскую музыку (здесь вполне бодрые сейшна с преимущественно местными музыкантами) и через пони-тусовочку (BroniesNL — отличные ребята, и сюжет S01E01 помнят). Спустя три года, у меня есть знакомые и приятели, я бывал в нескольких домах в гостях и на всяких мероприятиях «для друзей» — это намного, намного больше, чем у среднего экспата. Но я не могу сказать, что у меня здесь есть именно друзья, в русском понимании слова (да и в голландском, они тоже разделяют настоящих друзей и знакомых). В Польше и в Уругвае, в которых я никогда не жил — есть, а здесь, в Нидерландах, где я живу уже три года — нет.

Правда, до короны голландского я не знал, а потом социализация у всех встала на паузу. Посмотрим, может после короны пойдёт лучше — но трудно, ох как трудно здесь стать «своим». Так и варятся все в «русских чатиках» и прочей эмигрантской тусовке.

* * *

Ещё моментик, для мальчиков. Если вы хотите когда-нибудь в жизни иметь, например, жену, то настоятельно рекомендуется её завести дома и сюда с собой привезти — иначе взять её будет решительно негде.

Помните что я выше писал про социальный статус? То-то и оно. Голландские девочки иммигрантами второго сорта не интересуются, с «незападными аллохтонами» вроде пресловутых турок и марроканцев у вас непробиваемый культурный барьер, а в экспатской тусовке, к которой вы принадлежите — лютый гендерный перекос в сторону мальчиков. Я сам не то чтобы пробовал тут что-то ловить, но судя по тому, насколько ни у кого ничего не получается — бесполезно, забудьте успех маловероятен.

При этом, привезти себе жену с собой — тоже не гарантия. Матримональная ценность у мальчиков и у девочек при переезде меняется по-разному: мальчик из илитного айтишника, представителя одной из немногих по-настоящему свободных страт российского общества, ценного и перспективного, превращается в иммигранта. В высокооплачиваемого гастарбайтера, у которого кроме зарплаты за душой ничего нет. Много ли русских девочек позарятся на, скажем, таджика со стройки? Даже если он у себя на стройке бригадир и хорошо зарабатывает. Как думаете? Теперь этот таджик со стройки — ты.

У девочек же ситуация обратная. Собственный социальный статус в их охоте не так важен, но зато по переезду они обнаруживают, что 1) в экспатской тусовке лютый гендерный перекос в сторону мальчиков, одиноких и оголодавших 2) нет никакой причины циклиться на экспатской тусовке: на фоне местных русские девочки вполне держат марку по внешнему виду, но выгодно выделяются меньшей, хм, эмансипированностью в отношениях и в быту. Истории про «переезжал с девушкой/женой, но она ушла к местному» в эмигрантской среде часты до обыденности — но от этого не менее трагичны. «Интегрировалась в местное общество» это ещё называют. Вот, ещё один надёжный способ интегрироваться, лол.

Не менее трагично заканчиваются попытки уже после переезда сгонять на родину и по-быстрому там себе кого-то найти. Это на родине вы добившийся успеха почти-иностранец («в Амстердаме живёт!») с шестизначной зарплатой в евро. Стоит вернуться обратно в NL, и см. выше.

Надеюсь, меня сейчас не линчуют за расизм, сексизм или что-то такое. Я может до известной степени сгущаю краски, но это то, о чём переехавшие вслух обычно не говорят, а переезжающие — не догадываются спросить. Так что уж лучше сказать, предупреждён — значит вооружён. Простите ради бога, если кого-то задел.

И ещё. Если меня вдруг читают девочки мальчиков-программистов, подумывающих о переезде: вот так вот «интегрироваться» через пару лет после переезда — это очень, очень подло. Не надо так делать.

* * *

Ещё одна тема, про которую вроде бы все знают, но всё равно недостаточно задумываются. Всё, что я выше понаписал про социальный статус — правда, но не вся. Другая часть правды в том, что голландское общество — толерантное и мультикультурное, это действительно так. Задайте себе вопрос: не расист ли вы? не сексист ли или гомофоб? Если ваш коллега за обедом расскажет, как он со своим мужем клёво съездил покататься на лыжах на выходных — вам норм? Если ваши дети учатся в одном классе с чернявыми ребятками, которых водит в школу мама в хиджабе — вам норм? А в гости их на ребёнкин день рождения позовёте? Если ваша коллега раньше была мальчиком, и это заметно, вам норм говорить про неё «она»? А руку ей подадите? Нынешнего мэра Роттердама зовут Махмуд Абуталиб — вам как, ок?

Не надо пожалуйста отвечать на эти вопросы тут в комментах (серьёзно, не надо!) — ответьте лучше себе, и честно. Понятно, что у нас у всех от вида целующихся мальчиков в первый раз культурный шок, но потом, когда он пройдёт — вам норм, или будет корёжить?

Тут не все прям уж либералы-либералы, есть и консервативно настроенные люди — упёртые кальвинисты из библейского пояса кому хочешь фору дадут в упёртости. Но они-то живут у себя в библейском поясе, а вы будете жить в супер-либеральных супер-прогрессивных городах Рандстада, где те же права LGB — это даже не вопрос, а просто факт жизни, с которым выросло уже два поколения. Не является же вопросом у нас, можно ли женщине носить штаны, или развестись против согласия мужа, да? Раньше являлось, но те времена прошли, и сейчас на пытающихся с этим как-то спорить смотрят с недоумением и опаской.

Но не покупайтесь на отечественную пропаганду: этот «факт жизни» — лишь маленькая её часть. Вас никто не будет заставлять быть пламенным феминистом, ходить с радужным флажком на гей-прайд или «стоять на коленях перед BLM» (камон, BLM — штатовская тема, а не голландская). К тому же, большинство людей — обычные, и проявлять к ним «толерантность» нужды нет. Но рано или поздно вы столкнётесь с ситуациями как описано выше — подумайте хорошо, норм ли вам? Если нет, то вам в NL будет некомфортно, езжайте лучше в ту же Польшу (это не сарказм: в Польше клёво, Варшава — офигенная).

Тем, кто с обратной стороны этой ситуации, напоминаю, что во фразе «кеннисмигрант может привезти с собой партнёра» пол партнёра не уточняется, а официальная регистрация брака не требуется.

* * *

«Так что, пора валить, или ещё нет?» — а почему вы спрашиваете это у меня? Вы свободный человек, я не могу решить за вас.

С одной стороны, вы наверняка недооцениваете масштаб перемен, которые влечёт переезд. Переезд — это из Екатеринбурга в Самару, а сюда — эмиграция. С другой, от себя не убежать. Известный злой анекдот: «программист Петр сменил обшарпанную собственную двушку в Бирюлево на еще более обшарпанную съемную однушку в Бруклине, красивое московское метро на обшарпанное нью-йоркское и московских девок, которые ему давали, на нью-йоркских девок, которые ему не дают. В остальном его быт не изменился: ходит на работу, пьет пиво, варит пельмени.»

Сварю-ка я пельменей. Пельмени в русских магазинах здесь немецкого производства — из мяса, и в среднем лучше, чем у нас.

Ещё есть наблюдение, что сюда едут не за деньгами. Если хочется много денег в абсолютных цифрах, то надо в Лондон, а лучше в долину; если в относительных — надо удалённо работать на компании из той же долины, сидя в каком-нибудь Харькове.

Сюда едут за комфортом и за качеством жизни. За окружающей средой, перестроенной так, чтобы всем было удобно. За безопасностью. За возможностью девятилетним детям самим ездить куда хотят. За свободой и политической стабильностью. «Эффекта минского айтишника», когда у тебя зарплата х20 от медианной по стране, а в женском глянце пишут статьи «как выйти замуж за программиста», тут нет даже близко — но вы помните, чем кончился минский айтишный рай, да? (upd от марта 2022: напророчил блеать)

Это нравится не всем, в блайнде часто можно прочитать что-то вроде «да сдалась мне эта ваша голлашка, поеду домой в Индию — зарплата та же, но сниму дом с прислугой и больше никогда не буду мыть посуду». Вполне честная позиция — хотя мне больше по вкусу когда не я один живу в достатке, но и все остальные тоже.

Голландское общество ценит свободу. Это не совсем такая свобода, как у нас — здесь если что-то нельзя, то обычно правда нельзя — но её больше, чем в соседних странах, и больше, чем у нас. Очень хорошо это подсветила корона: самый скверный пик эпидемии и самые жёсткие локдауны в Европе были зимой 2020-2021, и в Нидерландах тоже — но здешний локдаун не помешал мне, например, проехать через всю страну на велосипеде. Бывает всякое, но в общем и целом хорошо заметно, что голландские политики ограничивать свободы и вмешиваться в приватность сверх необходимого избегают. Соседняя Германия, тем временем, собралась блокировать телеграм

Это стремление к свободе проявляется и в каких-то совсем бытовых вещах. Здесь нет рамок и КПП, нет шмона на входе в вокзал или на станцию метро, нет проверок документов и «покажите рюкзачок, молодой человек» на входе в… да куда угодно. Нет заборов. Прямо почти совсем нет — и когда возвращаешься на родину, глаза аж спотыкаются обо все эти заборы, оградки, барьеры и парапеты. Это всё тоже дело вкуса: многим спокойнее, если на входе в метро шмон (вдруг террористы?), а на берегу водоёма парапет (вдруг ребёнок свалится?) — но мне нравится сидеть на берегу канала, свесив ноги к воде, и не нравится, когда меня шмонают. В Прекрасной России Будущего мы сделаем так, что на установку любого забора нужно будет покупать лицензию и оформлять разрешение в антизаборном комитете департамента гуманизации городской среды :-)

inb4 «так у нас же тоже уже двадцать лет как политическая стабильность»: уверены? Марк Рютте уже двенадцать лет как премьер-министр, но если завтра он подавится рыбьей костью и скоропостижно скончается, то коалиция выберет нового и дальше жизнь пойдёт своим чередом. А если завтра рыбьей костью подавится ВВП? Кто рискнёт предположить, что будет?

inb4 «а вот у вас…» — да, всё так, тут бывает всякое, и тех, кто ищет здесь рая на земле, ждёт жестокое разочарование. Как однажды написал кто-то в эмигрантском чатике: «вы думали, тут Валинор и эльфы какают бабочками? Тут так, в лучшем случае Серые Гавани…»

И не «у вас», а «у них», я пока ещё с вами.

Но мне нравится в Нидерландах, я не жалею что переехал. Эти «нравится» и «не жалею» верны здесь и сейчас: Москва — лучший город земли, и если бы в России сейчас был 2010 год, а не 2022, то я жил бы там (а если бы на Украине был 2010, а не 2022 — то в Киеве).

Но родина прозрачно намекает, что таким, как я, там сейчас не место, и если выбирать себе другое — то в Нидерландах неплохо. Я в разговорах с друзьями их так и называю: Серые Гавани.

* * *

Если этот пост сподвиг вас на переезд (или, наоборот, отговорил) — напишите коммент.

«Привет! А расскажи, как работается в …?»

Мне в последнее время что-то часто стал приходить от разных людей, преимущественно бывших коллег, вопрос как на прикреплённом скриншоте. Чтобы не рассказывать всем одно и то же, попробую это записать. Это первая часть, вторая здесь.

Целевая аудитория текста — бывшие коллеги из Я, и возможно другие люди из индустрии. Перед прочими заранее извиняюсь за малопонятный текст.

Дисклеймер: этот пост — художественный вымысел, совпадения с реальностью вам только кажутся. Only a fool would take anything posted here as fact.

Итак, первый вопрос: «Как работается в Б?»

* * *

Да примерно так же как в Я, по большому счёту. И то, и другое — большие компании, которые фазу экспоненциального роста уже прошли. Точно так же надо работать над маленькой запчастью чего-то большого, бороться с инфраструктурой, договариваться со смежниками, проходить полугодовое перфоманс-ревью (отзывы, оценки, калибровки…), писать планы на следующий год и потом за них отчитываться — всё то, от чего люди из стартапов и компаний поменьше по первости на стену лезут. Се ля ви, по рассказам оно и в MANGA примерно так.

Ещё одно сходство в том, что в большой компании всё бывает по-разному. В Б я попал в ту его часть, что занимается общекомпанейской инфраструктурой, и там прямо очень похоже на Я, вплоть до бывшего шефа из Я за соседним столом первое время :-) (Рома, привет!) При этом один интерфейсник из продуктовой части отзывался о нас как «у них там ботанический сад: сидят ботаники и что-то ботают», так что, видимо, в других частях Б всё разительно иначе.

Но есть и различия. Главное — Б намного менее технологичен. Труба пониже, дым пожиже. Это не потому что Б какой-то не такой, это просто Я фантастически крут и находится на острие прогресса; по сравнению с Я почти везде будет жиденько. Ну и к тому же у Б предметная область попроще: хоть вы наверное и сильно недооцениваете технологическую сложность и количество рокет-саенса, стоящего за сайтом Б, но это не веб-поиск и не самоуправляемые автомобили. Другого масштаба задача.

У этой «меньшей технологичности» есть неожиданная обратная сторона: куда меньший NIH-синдром. Я — софтверная компания, которая способна на невероятные штуки в духе «джира говно не отвечает нашим растущим потребностям, поэтому мы напишем свою, лучше» — и написать (не шутка ни разу, таск-трекер от Я всем горячо рекомендую), или «у нас тут в компании развелось три разных платформы для мап-редьюса бигдаты, из которых две мы написали сами, давайте оставим какую-то одну» — и оставить ту, что написали сами, потому что она очевидно лучше, и вообще хадуп говно трудно развивать и эксплуатировать. Это всё очень здорово, но приводит к тому что Я всё. делает. сам. От больших штук до очень маленьких и напрямую к его бизнесу не относящихся. Б же способен покупать чужие программные продукты, и покупает их в большом числе. У меня одно из занятий в последний год было среди прочего — интеграция в Б одного такого купленного как SaaS продукта — аналог которого в Я или уже написали сами, или скоро напишут. Чё там, есть уже в Я своя платформа для дистрибьютед-трейсинга? :-)

Корпоративная культура тоже другая — более, хм, корпоративная, и к тому же с верхним менеджментом в Штатах. Того уровня открытости, прямоты и прозрачности, что есть (был?) в Я, лучше не ждать (и с этим постом я хожу по охрененно тонкому льду). Внутренняя коммуникация выхолощена, в сообщениях сверху много такого, что в Я назвали бы «корпоративный булщит», а что-то похожее на э-шку (не по форме, а по содержанию) в Б водится только в закрытом русском чатике.

Но сходства всё равно больше, чем различий, порой до мелочей. Помнится, в последние годы перед моим уходом из Я горячими темами были «монорепа vs мультирепа» и «переезд в облака». Так вот, вы не поверите…

* * *

Ещё одно важное отличие — work-life balance. Он в Б намного, намного лучше и здоровее чем в Я. Заслуги Б в этом, впрочем, особой нет, а есть заслуга голландского трудового законодательства. Самые разные вещи, о которых я в Я даже не задумывался, оказывается можно делать лучше.

Вот например. В Я было очень не принято работать «с десяти до шести». Ну то есть если у тебя какая-то уважительная причина есть — ребёнок маленький или ещё что, то ладно, но в целом, если ты себя так ведёшь, то это поведение недостаточно проактивное и высокогрейдовое. Надо быть всегда на связи и рабочий день рабочим днём не ограничивать: офис открыт круглосуточно, корп. ноутбуки без излишних ограничений и шпионства — живи этим, Я же стоит того, чтобы им жить (и это так). Мне это казалось очень хорошей сделкой — я годами ходил на работу к четырём (и сваливал в районе полуночи), но зато не имел личного ноутбука вообще. А зачем? Но вот я перешёл в Б, и оказалось, что можно придти на работу в десять, достать ноутбук из шкафчика, поработать до шести, убрать обратно в шкафчик и уйти. И в остальное время работы в твоей жизни нет. Круто, да?

Или вот ещё. В Я у «админов» (так в Я называли SRE) в должностные обязанности входил он-колл в нерабочее время — подскакивать ночью на мониторинг, если вдруг что. «Вдруг что» случалось ох как часто, и жизнь админа в Я всегда была нервной и неспокойной; без рабочего ноутбука с VPN они дальше туалета не ходили — и в нерабочее время тоже. Нет, ну а как? Должен же кто-то сервис поднять, если он в неурочное время упал, да? да?

Нет. Оказывается, что если есть трудовое законодательство, которое такое запрещает, то можно иначе: Б имеет по небольшому офису с командами дежурных SRE на западе США и в ЮВА, что позволяет закрыть все сутки восьмичасовыми дежурствами в рабочее время. А амстердамским SRE за дежурства в нерабочее время платят — отдельно за реально затраченное время, отдельно за сам факт он-колла. Круто, да? И вот что мешало Я открыть офис во Владивостоке, нанять туда полсотни админов и избавить московские смены от ночных подъёмов? Ничего не мешало, но зачем это делать если можно не делать и продолжать ездить на бесплатном энтузиазме двадцатилетних. Капитализм-с.

Или такая история, теперь уже давняя. Однажды один большой начальник в Я решил, что админы не нужны. Сидят, понимаешь, сотни высокооплачиваемых специалистов по эксплуатации, реагируют на инциденты, подчищают за разработкой то, что она наговнокодила, что за дела? Пусть разработка подчищает за собой сама (авось меньше гадить будет), а этих специалистов мы подучим программировать и тоже посадим за разработку. Исполнить в месячный срок, об исполнении доложить.

Наше начальство собрало отдел в конференц-переговорке и сообщило: админов больше нет, разработчиков тоже, вы все теперь девопсы. Решение принято, спорить бесполезно. Через две недели мониторинг переводится на разработку. Договоритесь между собой о порядке дежурств и приберитесь в алёртах от своего сервиса, если хотите ночью спать. Вопросы?

«У меня ребёнок маленький, мне по ночам к нему надо вставать, а не к сервису!» — договорись с командой, чтобы за тебя дежурили они. Или сделай так, чтобы твой сервис не ломался по ночам, лол.
«Я нанимался программистом, а не девопсом!» — теперь здесь так. Не нравится — уходи.

( Олег С., ты хороший и я тебе за всё очень благодарен, честное слово, но эта история на тебе вечным пятном. Д. Н-в, ты гондон и продал своих людей за плюшки от начальства. )

Кое-кто и правда ушёл, но большинство съело, и я тоже съел. Ох, это восхитительное время, когда из команды на шесть человек нас осталось двое (привет, Илья!), и мы дежурили поодиночке неделю-через-неделю за сервис, которому ну совсем нельзя ломаться. То есть, если ты идёшь в душ — не забудь положить телефон на полочку, чтобы не пропустить звонок, а если едешь куда-то, где нет связи (на самолёте, например, летишь) — просишь напарника тебя на это время подстраховать. Летать на самолёте обоим одновременно — нельзя. Несладка она, жизнь дево-пса.

Так вот, в Б такое маловероятно. Не потому что Б такой хороший, нет — капитализм везде капитализм. А потому что в NL в любой компании больше чем на полсотню человек есть т.н. совет предприятия — «совет рабочих депутатов» я его называю — выборный орган, который среди прочего имеет власть блокировать решения бизнеса об изменении условий труда. Например, такие. Круто, да?

Сказки это всё, скажете. Где это видано, чтобы решения серьёзных людей блокировались депутатами от техподдержки. Я признаться и сам так думал, но нет. Незадолго до короны в Б прошли выборы в совет, и на момент её начала состав его был боевитым и не перегоревшим. И тут настала корона и Б решил провести сокращения.

Б — это не только разработка, у него очень много сотрудников «попроще» в офисах по всему миру. И в тех странах, где трудовое законодательство в пользу бизнеса, сокращения прошли как любит делать бизнес: в обстановке строгой секретности HR и начальство составляют расстрельные списки на свой вкус, потом всех по списку одним днём увольняют. На выходе получаешь выходное пособие x2 от положенного по закону, и если ты его взял, то подписался под тем, что претензий к компании у тебя нет.

Но не в NL. В NL есть совершенно конкретное законодательство о том, как нужно проводить сокращения, и проводить их нужно не так. Совет рабочих депутатов проконсультировался с профсоюзами, закусил удила и пошёл в бой. Ох, как они были хороши! Я не могу писать подробности, но по итогам — 1) почти никто не был сокращён насильно 2) сокращения случились на полгода позже, чем должны были бы 3) сотрудники много нового узнали о правах, которые у них есть, и об истинных причинах сокращений 4) членство в профсоюзе резко подросло 5) вангую что впредь верхнее руководство десять раз подумает, прежде чем затевать сокращения сверх обычного churn rate.

Уже после того, как был готов черновик этого поста, мне рассказали, что давно, ещё до моего в Б прихода, бизнес и здесь пытался «расширить он-колл» и заставить разработчиков по ночам дежурить. Попытка была заблокирована советом.

Вот так. Социализм строили в СССР, а построили в NL, на родине капитализма.

И кстати в ту же копилку, про влияние трудового законодательства на корпоративную культуру. Всем хорош Я, но была (есть?) у него очень мрачная деталька: ревью. Я не против ревью и грейдов — когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели. Но в Я отзывы на ревью писались (пишутся?) как номера на затылке в каком-то из фильмов про пилу — их видит много кто (как минимум вся вертикаль руководителей, нынешняя и будущая), но не сам получатель отзыва. Если о тебе написали хорошо, то цена этому невысока, а если плохо «конструктивно» — то ты даже не узнаешь, кто именно выкатил предъяву и в чём она состоит, и не сможешь на неё ответить. Если повезёт, тебя на калибровке защитит руководитель. Если нет, то не защитит.

Это раз. А два — средний балл. Как говаривал тот самый большой начальник, что отменял админов, «не бывает так, чтобы все сразу хорошо поработали». Оценки выставлялись не абсолютно, а калибровались так, чтобы в среднем по больнице (направлению, отделу, команде) получилась какая-то конкретная цифра. Цифра спускалась сверху, и хотя хорошо поработавшая команда получала среднее повыше, в конечном счёте всё так в него и упиралось: чтобы кому-то поднять оценку, её нужно кому-то другому снизить. Больше того, этот факт старались лишний раз не афишировать, так что я может и привираю в деталях (впрочем, этот пост — художественный вымысел, так что не только в них).

В Б отзывы на ревью видны и получателю тоже (не знаю почему, может и добрая воля), а оценки… Трудовое законодательство NL прямо запрещает устраивать крысиные бега и сравнивать сотрудников друг с другом. Сравнивать тебя полагается не с тем, как поработали другие, а с тем, что требовалось/ожидалось от тебя самого. Совет рабочих депутатов регулярно напоминает об этом и просит сообщать ему о любых фактах нарушения этого правила. Что там на самом деле происходит на калибровках — бог весть, но начало хорошее.

* * *

Лирическое отступление, минутка левацкой пропаганды.

Я потом много думал про эту историю с отменой админов, где нам вменили обязательный онколл, и большинство съело, и я тоже. А почему съели, собственно?

У нас ведь была прекрасная переговорная позиция. Во-первых, правда очевидно была на нашей стороне — и по закону, и по совести. Вменять людям за здорово живёшь неоплачиваемые ночные дежурства — ну не должно быть так, неправильно это. Проблема с неадекватным количеством алёртов реально была, но её можно и нужно было решать иначе.

Во-вторых, как говорил мой первый начальник в Я (привет, Д.!), любая большая программная система — это человеко-машинный комплекс. Где-то человеческий компонент выше, где-то ниже, но без людского пригляда все они со временем разваливаются. Ввиду исторического момента, человеческий компонент у систем, которые мы тогда разрабатывали и поддерживали (распределённые системы первого поколения я их называю), был, увы, высок. При этом у Я не было варианта нас всех уволить, а проект закрыть, как закрывает Walmart в США магазины, создавшие профсоюз: наш «проект» не был чем-то отдельностоящим, а влиял на благосостояние Я напрямую. Поломки и простои влекли огромные денежные и репутационные потери. Всех уволить и нанять других — тоже так себе вариант: с нами бы ушёл весь массив незадокументированного институционального знания о системах, что опять же чревато простоями и поломками.

В-третьих, экономически каждый из нас рисковал мало: программист с опытом как у нас другую работу себе бы без особых проблем нашёл. Понятно, что неприятно оно — по собеседованиям надо ходить, отпуск сорвётся, ещё какие-то планы — но не смертельно.

При этом Я как бизнес не был в какой-то критической безвыходной ситуации, требовавшей подобного рода мер. Всё было условно-нормально, просто большой начальник решил, что если можно выжать из линейных сотрудников больше, то почему бы не выжать. Капитализм-с.

Итого, мы были для Я гораздо ценнее, чем Я для нас, и в моменте мы могли бы если не диктовать условия, то уж по крайней мере не прогибаться так легко. Но мы прогнулись, даже не попытавшись отбиться. Почему?

Потому что горе одному, один не воин — каждый дюжий ему господин, и даже слабые, если двое. Не было никакого «мы», был каждый сам по себе — и каждый, как в дилемме узника, просчитал свои варианты и пришёл к тому, что вне зависимости от действий прочих, для него лично выгоднее прогнуться. И прогнулся.

Каждый из нас прогнулся, потому что у нас не было способности к коллективному действию в интересах друг друга. У условного «начальства» было, а у нас — нет.

Знаете, как называется вот эта готовность к коллективному действию, к защите интересов таких, как ты, даже при риске потерь для себя лично — в расчёте на то, что и они за тебя впишутся? Которую боятся как огня алчные капиталисты?

Солидарность трудящихся. Это называется «солидарность трудящихся». Это её нам не хватило.

* * *

Только я вас очень прошу, не надо это всё воспринимать как «в Я каннибализм и мрачная потогонка». Во-первых, всё совсем наоборот, Я — охрененный! Мало, думаю, в России, мест, где программисту так же круто работается, как там. Во-вторых, все, кто там работают, делают это добровольно: любой разработчик с опытом работы в Я мог бы без особых проблем найти себе другую работу, но не стал этого делать. Больше того, за свою охрененность Я был склонен делать скидку к зарплате — так что выбор там работать часто был не просто добровольным, а ещё и немного в убыток по деньгам.

Также это и не про этические оценки Я или Б. Давать этические оценки действиям бизнесов бессмысленно, это нездоровое очеловечивание и приписывание бессмертной души тому, у чего её быть не может. Этические оценки можно давать только действиям людей, из которых эти бизнесы состоят, и Я в целом, как сущность, не виноват в том, что (например) Д. Н-в оказался гондон.

Кстати, если вы думаете, что дело (только) в законах, то нет. Мало права иметь, надо быть готовым их защищать.

Ещё одна история из здешних краёв. Узнал из вторых рук, так что могу врать (но какая разница, ведь весь этот пост — художественный вымысел).

После начала короны решила провести сокращения и закрыть амстердамский офис разработки также и компания У. То ли их совет рабочих депутатов был очень беззубый, то ли ребята решили, что при нынешнем спросе на программистов воевать нет смысла, но они согласились на сокращения на условиях бизнеса и были уволены, взяв выходные пособия. Почти все.

Но нашёлся кто-то, кто не согласился, пособия не взял и был уволен без него. Он подал в суд за незаконное увольнение, выиграл его, получил зарплату за вынужденно прогулянные месяцы, компенсацию, а также был восстановлен в должности — и, говорят, реально продолжил удалённо в У работать.

В борьбе обретёшь ты право своё. По-другому никак.

* * *

Что-то меня унесло. Итак, обратно к «как работается в Б».

Неплохо работается. Про Б раньше был стереотип, что там херачат без продыха на Perl на скорость за копейки — так вот, он устарел. Платят по рынку, причём по третьему пику его тримодальной структуры, и не забывают зарплату индексировать — иначе разбегутся же люди. Раньше Б был одним из немногих работодателей в Амстердаме, которые были готовы нанимать не-голландцев в таких количествах, но сейчас в городе прямо много вариантов трудоустройства на «международную» зарплату, а ещё рынок пылесосят всякие там Ф и А, так что приходится соответствовать. Точными цифрами своей зарплаты готов обменяться в частном порядке, пишите.

Perl и херачить без продыха… Опять же, в разных частях компании по-разному, но в целом — фаза экспоненциального роста для Б уже несколько лет как закончена, и сейчас время собирать камни и отдавать взятые тогда технические долги. Перла в компании всё ещё много, и отдельной специальной активности по его выпиливанию не происходит, но новые сервисы (а их всё больше) начинают чаще на Java и Node.JS. Кое-где в инфраструктуре водится Go (у меня это теперь второй язык), а близ дата-саентологов, говорят, также пишут на питоне. Компания понемногу переползает в облака и на микросервисную архитектуру — хотя, конечно, при её масштабах эти «сервисы» порой совсем не «микро». Жизнь идёт вперёд.

При этом, в точности по известной шутке — то, что одни называют «легаси-код», другие называют «код, который зарабатывает компании все её деньги». Perl-часть велика, и даже если лично вам её разрабатывать не придётся, с большой вероятностью её придётся читать, так что язык знать надо. Изучение Perl — часть онбординга. И тут надо заметить две вещи.

Первая: Perl — язык как язык, не хуже и не лучше себе подобных: python2 или ruby. Да, у него есть такое свойство, что его нужно знать, чтобы его читать — питончик тот же можно разобрать так, а перл придётся хоть немного поучить, чтобы понимать код на нём. Но когда вы видите код, скажем, на хаскеле, и он вам непонятен, потому что вы не знаете хаскеля — вы же не начинаете на этом основании кричать «хаскель говно», верно? Так будьте взрослыми людьми и не кричите «перл говно», узрев переменную $_ или оператор !~. Так вышло, что я более или менее регулярно на этом языке пишу аж с 2006 года, и хейтеров повидал больше, чем хотелось бы — почти все они перла как следует не знали, а хейтили на основании где-то увиденных мемасов. Особенно забавно бывало, когда сами эти хейтеры писали, например, на Javascript :-)

Вторая: уважайте работающие системы. Иногда под видом собирания камней люди без бэкграунда в Б (но с бэкграундом в «индустрии») не хотят даже разбираться в «этом говне мамонта», и думают, что вот сейчас быстренько перепишут на Java и микросервисах, и получится в десять раз лучше чем было. Хотел рассказать в этой связи поучительную историю, коей среди читателей блога есть свидетели.

Была в Я некая важная подсистема в пайплайне обсчёта самого важного что у бизнеса есть. Развивалась эволюционно и была одной из тех «распределённых систем первого поколения» — написанной давно, без современного инструментария и спроектированной людьми, до того распределённых систем особо не писавших. Но, тем не менее, она доросла от простого шардирования до нетривиальной многоступенчатой обработки потока данных в почти-реалтайме на кросс-дц кластере без единой точки отказа; умела переживать ситуацию «минус один дц и одна машина» без деградации. На Perl и MySQL, лол.

Оформившись в ~2010, к ~2014 система доросла до предела своих возможностей, и это стало создавать проблемы. В ~2016 эти проблемы были замечены вне отдела, и к руководству «пайплайна обсчёта самого важного что у бизнеса есть» пришла команда, писавшая похожую по предметной области систему в совсем другой части Я. Они обещали, что за полгода перепишут «это говно мамонта» на C++ и новых облачных технологиях Я, и будет намного лучше чем было. Ребята эти были большие молодцы, и им дали добро.

Они переписали её — и, действительно, стало намного лучше чем было, ведь ребята правда были молодцы. Но:

— будучи совершенно другой в частностях, в высокоуровневых вещах новая система приобрела кое-где некоторые удивительно знакомые черты старой
— при внимательном рассмотрении оказалось, что в старой неявно присутствовали ключевые детали архитектуры новой
— отношение к старой системе (и к создававшим её людям) у ребят сменилось от брезгливого презрения к уважению
— переписывание заняло не шесть месяцев, а два года (а старая система, тем временем, держала растущую нагрузку).

Это не значит, что переписывать было не надо: надо, надо, старая зашла в тупик и серьёзным улучшениям не подлежала. Но брезгливого презрения она тоже не заслуживала — и оно было, честно говоря, довольно контрпродуктивным.

Как по мне: если вы видите работающую систему, но испытываете к ней брезгливое пренебрежение и считаете, что её строили некомпетентные утырки — очень вероятно, что вы не до конца понимаете, почему она такова, какова есть. У некомпетентных утырков редко получается что-то работающее — не забывайте это и не рубите сплеча.

Так, меня опять унесло :-)

* * *

Как работается в Б.

Неплохо работается — денег платят, обедом кормят :-) С обедами, однако, есть особенность: столовой приходится подстраиваться под куда более пёструю аудиторию, чем у нас — попробуйте приготовить так, чтобы было съедобно и вкусно одновременно арабу, индусу, бразильцу и русскому — и в итоге блюда получаются, эм, очень нейтральные и на русскую кухню совсем не похожие. Ах, где же мои котлетки с гречечкой из я.столовки… Но зато из столовых в двух основных «разработческих» офисах Б офигенный вид на город, туристам недоступный. Каждый раз, как иду обедать, любуюсь и не могу налюбоваться.

Рабочий язык в компании — английский, голландцев в разработке почти не водится и знать голландский не надо. Мало водится также и носителей английского, так что и его вы не больно-то подтянете — не-носители пользуются базовым подмножеством, потому что лучше не умеют, а носители — потому что иначе есть шанс что их не поймут. Увы.

Национальный состав у разработки невероятно пёстрый. Как говаривали попавшие в этот салат люди из штатов, «я, оказывается, понятия не имел, что такое настоящий дайвёрсити». Моя команда: итальянец, южноафриканец, индус, египтянка, турок и я, русский. Скип-руководитель — румын, его начальник — ирландец. Интернационал во все поля :-)

При этом, хотя звучит страшно, по факту это оказывается совершенно неважно. Да, мы все откуда-то в Нидерланды приехали, но это просто факт жизни, который никого не беспокоит — примерно как у нас никого особо не беспокоит, какой ВУЗ ты закончил или какого города переехал в Москву. Про некоторые национальные особенности лучше помнить и делать на них скидку (китайцам тяжело даётся английский, русские вечно ходят с хмурыми рожами, индусы не едят мяса, etc, etc) — но в целом всё очень ровно.

Офисы раскиданы по историческому центру и расположены достаточно удобно — но из-за короны с весны 2020 все на удалёнке. Для желающих с прошлого лета некоторые офисы открыты в режиме коворкинга (и бесплатной столовой), лично я каждый день хожу туда работать (дома мне работа даётся трудно). Строится новый кампус недалеко от Amsterdam Centraal, предположительно в итоге мы все окажемся там. Пока что в связи с короной об обязательном хождении в офис речи нет, но лично я бы на вечную удалёнку не рассчитывал.

Удалёнить из-за рубежа, кстати, и сейчас на постоянной основе нельзя. Хочешь получать голландскую зарплату — будь добр жить, работать и платить налоги в Нидерландах.

Мне странно это писать, но — нет, в офисах нет бесплатной автомобильной парковки для всех желающих. Камон, ребята, это Амстердам! Есть велосипедная.

Что ещё забыл рассказать?

* * *

Ах да.

Один из важных плюсов работы в Б лично для меня — неучастие в сомнительных с этической точки зрения делах. Я не подливаю керосина в топку surveillance capitalism, не пилю очередную «давайте дадим людям возможность нелегально заниматься лицензируемой деятельностью» приложеньку, не устраиваю игр с отрицательной суммой на бирже, не подсаживаю простецов на нездоровые зависимости, не организовываю pump&dump scheme в духе «давайте запилим заведомо убыточную компанию на венчурные деньги, а потом продадимся крупняку вместе с пользовательской базой», etc, etc. У Б — понятный, нестыдный и очень прибыльный бизнес, и от его деятельности мир не становится хуже. Все эти «сомнительные дела» — не самый большой в жизни грех, если сравнивать (кто-то ведь и в Роскомнадзоре работает, а кто-то и в ФСИН вертухаем), но я рад, что хотя бы конкретно сейчас в них не влезаю.

* * *

В целом, мне в Б нравится, и в ближайшие годы я никуда переходить не планирую. Напоминаю, что Б сейчас активно нанимает (с полным пакетом релокации откуда угодно); если надумаете подаваться — дайте знать, поделим реферал-бонус :-)

В Я мне тоже нравилось, и если бы не, хм, социально-политическая обстановка в стране — наверняка и сейчас бы там работал. Насколько я знаю, Я тоже нанимает, и если вы программист, живёте в России и в Я раньше не работали — горячо рекомендую заслать резюмешечку :-)

Если вам от этого поста вышла польза, то напишите коммент. Люблю когда пишут комменты!

Вторая часть здесь.

Итоги года: 2021

Второй корона-год выдался… никакой. В прошлом, 2020, всё по крайней мере было в новинку, вся дичь что там происходила — происходила на нашем веку в первый раз. И вот мы получили ещё один год всего того же самого…

Ну, все живы, и то хорошо.

* * *

Один из успехов — квартира. Я купил себе квартиру.

Почти сразу после переезда в NL стало понятно, что Амстердам не Москва, и снимать тут — дело тухлое: жильё надо брать своё.

Со своим жильём обстановка была следующая: в местной прессе и в обсуждениях в парламенте происходящее не называют иначе как «жилищный кризис». Суть вкратце: банк даёт ипотеку на 30 лет на сумму до х5 от годового брутто-дохода. При медианной зарплате в стране в €36k в год до налогов, медианная максимальная ипотека — порядка €200k. Казалось бы, немаленькая сумма — но вы можете открыть местный циан и убедиться, что купить на €200k можно примерно ничего. В итоге, целое поколение обнаружило, что взять ипотеку и уехать от родителей в собственное жильё оно не может, и это вроде как острая социальная проблема. Правительство принимает программы, парламент разводит дискуссии, граждане ходят на митинги.

Кто там хотел дешёвых ипотек? Осенью 2020 ставка в голландских банках была 1.4%, дешевле некуда. Да только результат — цены, растущие на 10% в год уже много лет как, и «жилищный кризис» в стране.

Я остроту кризиса впрочем до конца не выкупаю, потому что средний метраж на человека в Нидерландах — 60 м² (в России — 25 или типа того). Но что есть, то есть: желающих купить жильё в стране ощутимо больше, чем жилья на продажу.

Впрочем, моя зарплата значительно выше медианной, так что эта проблема — не моя, а моя была вот какая: взять жильё поменьше-подешевле и побыстрее за него расплатиться, или побольше-подороже, но без шансов выплатить за обозримый срок? Покрутил так и сяк, и вышел парадокс: похоже, сейчас в ЕС выгоднее иметь долги, чем накопления. Ключевая ставка отрицательная, проценты по банковским вкладам отрицательные. Инфляция 1-2% в год (была до короны) — и кредит по ставке 1.4%, выходит, бесплатный. А бесплатных денег, если дают, надо брать, и побольше! И не торопиться отдавать.

Так что теперь я живу один в трёхкомнатной квартире и должен банку полмиллиона евро. Кому вообще пришло в голову дать этому поцу столько денег?!

Неожиданно, некоторая польза по части покупки квартиры вышла и от короны. Первый год в NL я прожил без велосипеда, и не очень-то он был и нужен (по крайней мере так мне казалось): жил в центре, на работу и много ещё куда ходил пешком, в иные места — на общественном транспорте: в Амстердаме три линии метро и развесистая трамвайная сеть. Но потом началась корона, всюду стало нельзя, в трамвай перестали пускать без намордника, и велосипед пришлось завести.

И оказалось, что:

1) «по городу» на велосипеде почти всегда быстрее, чем на ОТ (и примерно столько же, сколько на машине)
2) существуют такие локации, в которые на ОТ ехать неудобно, но очень удобно на велосипеде

Вот в одной из таких я в итоге и поселился. Новый район, Houthavens, квартира на шестом этаже с видом на город — как на заглавном фото. Две спальни, гостиная, огромный балкон, кладовка в квартире, кладовка в подъезде, парковочное место для машины (которой у меня нет). Хороший ремонт (сам я к деланию ремонтов не способен, и живу как рак-отшельник, в чужих). Панорамные окна во всю стену с южной стороны, когда солнце — вся квартира им залита. Пятнадцать минут на велосипеде до центрального вокзала, двадцать до работы, в пределах получаса до любой точки в центре. В октябре того года ударили по рукам, в апреле закрыли сделку, и теперь у меня есть Дом-8, с месячным платежом по ипотеке чуть больше чем раньше платил за аренду. Впервые в жизни живу в собственном жилье, и очень доволен.

Заглядывайте в гости. Одна из спален — гостевая, можно напрашиваться ночевать.

Ну а поскольку сейчас время подведения итогов, то заметим отдельно: хотя переезжал я в готовый ремонт, где только и оставалось что светильники повесить, мебель расставить и вещи разложить, ничего из этого до конца не сделано. Увы…

* * *

Также всё хорошо с финансами.

Я не большой фанат голландской культуры и менталитета, но есть у них одна черта, которую стоит копировать: они считают деньги.

У меня в семье всегда жили «от зарплаты до зарплаты» — деньги с очередной получки тратились целиком до следующей. На интервале 1985-2000 не худшая была наверное стратегия, но… Но так жил всегда и я сам: крупных сумм в бумажнике никогда не скапливались, и к концу месяца я частенько был на мели — или в минусе по кредитной карте.

Голландцы живут не так. Они считают траты, они ищут способы покупать дешевле, они продают (и покупают) б/у вещи, они отдают мелкие долги и ожидают что их вернут им, а зайдя в гости — спрашивают номер счёта, куда переслать свою долю за съеденную пиццу. Но главное — они живут по средствам: тратят меньше чем получают, а излишек откладывают. И хотя со стороны это иногда выглядит дичью и скупостью, на практике выходит, что:

1) у всех, даже у очень скромно живущих людей, есть накопления, «если вдруг что»
2) ни у кого нет кредитов, кроме ипотек

Над «кредитами на айфон» посмеиваются уже и у нас, но вот я оказался в культуре, где кредитная карта — «это чтобы в интернете на иностранных сайтах платить» (и у многих её нет), а кредита на айфон в этой культуре не бывает в принципе — и финансы мои в последние два года оздоровились чрезвычайно.

Нет, ну правда. Если бы вы решили, что ваша зарплата теперь на 10% или 20% меньше чем сейчас, вы бы как-то прожили? Наверное да, и наверное жили бы не слишком уж хуже, зато копился бы жирок. И вот этот неожиданный факт я благодаря голландскому культурному влиянию для себя пару лет назад открыл. Теперь у меня всегда есть деньги.

Считайте деньги, это помогает.

* * *

Впрочем, хотя экономически год прекрасный, в остальном всё… никак. Ничего из того, что надо было бы сделать или достичь, не сделано и не достигнуто. В изучении языков почти без прогресса, в музыке — регресс, на работе — то, что называется «coasting». Что был год, что не было, и только оставшаяся жизнь стала ещё немного короче.

Я продолжаю во всём винить корону: пока той зимой стояли локдауны, всё было никак. Когда летом всё пооткрывалось и жизнь возобновилась — стало лучше, и всё, что таки сделано — сделано тогда, в мае-сентябре (ах как хорошо вышел сейшн-тур в августе!) — но потом всё началось по новой. И вот мы уже в третьей короназиме, и если жизнь теперь навсегда такая, то я не очень понимаю как её жить.

А может быть дело просто в том, что я ленивая жопа, которая выдумала себе отмазку про корону чтобы по полгода сычом сидеть и ничего не делать. Бывают ли таблетки от того, что ты ленивая жопа?

* * *

Пожелания самому себе на следующий год видимо такие:

1) не сойти с ума (…а то были прошлой зимой моментики)
2) вернуться хотя бы к тому уровню участия в социуме, что был в 2019

Как думаете, будем мы теперь сравниваться с бейзлайном 2019 года, как раньше вплоть до тридцатых сравнивались с 1913?

* * *

До солнечной Аргентины нынче опять не долететь, но в отпуск надо. В прошлом году велотур вышел очень хорош, попробуем снова.

Check your направление ветра

Знаете эту SJW-тему про privilege? White privilege, male privilege, check your privilege, вот это вот всё. Я к ней, как и к остальной их oppression olympics, всегда относился скептически — до тех пор, пока не начал ездить на велосипеде в Нидерландах.

Нидерланды — плоские, поэтому холмы велосипедизму не мешают, но зато тут всегда ветрено. Когда ветер дует в лоб, он ощутимо тормозит езду, даже если несильный — как будто в горку едешь. Когда в бок — ну, мешает меньше, но очень чувствуется и продувает шею и уши, температура воздуха тут даже летом невысока.

Но если ветер дует в спину, ты этого не замечаешь вообще. Тебе кажется что ты едешь в тихую безветренную погоду, и тебе так хорошо и быстро едется, ведь ты такой крутой велосипедист, как сильны твои лапищи! Даже зная про эту тему головой, даже проверив направление ветра в прогнозе и порадовавшись что он попутный, я всё равно раз за разом на это ловлюсь.

Окей, понял, был неправ.

Внезапно, зима

Неделю назад, в воскресенье рано утром, в Нидерланды вероломно, без объявления войны, пришла зима. В субботy я фотографировал в парке подснежники:

…а уже в воскресенье парк выглядел так:

Не то чтобы это такая уж редкость — сколько-то снега здесь выпадает почти каждую зиму. Но обычно он тает на следующий день, а в этот раз минусовая температура установилась на всю неделю. Обожемой, что делать, паника-паника! Зима пришла!

* * *

Для начала, в стране встали все поезда. Снег начался утром воскресенья, и сутки после этого не ходило ничего и нигде: со слов ж/д, позамерзали все автоматические стрелки. Теоретически, у этих стрелок есть обогрев и замерзать они не должны были, но конечно же на практике всё не так. К понедельнику ж/д «восстановили возможность движения» на большинстве веток и стали кое-как пускать по ним «спринтеры» — местные электрички, которые останавливаются на каждой станции. Вручную, без расписания, без (как я понял) даже чёткого маршрута — лишь бы хоть что-то ездило, и те, кто застрял не в той части страны, могли попасть домой. Спустя неделю (и спустя пять дней с окончания снегопада) они всё ещё не восстановили расписание.

«Да что за беда у голландцев — немцы же со снегом справляются!», подумал было я, открыл bahn.de, и прочитал там, что поезда встали и у них. Не все, не везде — страна побольше, снег был не везде, но и хвалёные «немецкие пригородные электрички» очень даже не ходили из-за простого снегопада.

Когда будете в следующий раз ругать наши ж/д — вы вспомните вот это вот, пожалуйста. Какими бы там наши поезда ни были — они ходят по расписанию, всегда.

Потом в дело вступило правительство, выпустило разъяснение по коронаправилам в зимнее время года — «играть в снежки можно, но только с членами своей семьи». Нам с собянинскими «график чтобы подышать свободно через день» наверное не привыкать, а местные регуляцию правительством игры в снежки встретили обескураженно.

Но главное, конечно, было совсем не в снежках.

Когда я сюда переезжал, моя бабуля спросила — «так ты теперь будешь зимой на каналах на коньках кататься? они все катаются, я видела на картинах». Пришлось объяснить, что, мол, нет, бабушка, те картины написаны очень давно, климат сейчас другой и каналы зимой не замерзают.

Да конечно, не замерзают.

Главный вопрос, на который у меня нет ответа: откуда у них коньки? Вот вы в России живёте, там натуральный лёд каждый год — у вас есть коньки? У меня не было. А у голландцев есть, хотя лёд встаёт раз в двенадцать лет. И на следующий день после того, как встал, все знакомые взялись постить фоточки, как катаются сами, и как учат кататься детей, племяшек и младших сестрёнок. Увы, не без потерь: знакомый гитарист (довольно пожилого возраста) упал и сломал запястье. Беда :(

Но надо будет обязательно бабушке рассказать, что она всё правильно говорила.

Коньки у людей есть, но зато, похоже, нету зимней обуви: я выкопал из шкафа привезённые ещё из Москвы зимние ботинки и ходил нормально, а примерно половина прохожих на улицах шаркала кое-как по льду и снегу в кроссовочках.

Дороги, тем временем, никто и не думал как следует почистить. Снегопад прошёл и закончился, а снег остался лежать: кое-как расчистили проезжую часть, а тротуары и частично велодорожки так и остались завалены.

Но велосипедистов это, конечно, не останавливало.

* * *

И ещё в тему коньков. Как только начались холода, в обществе повис вопрос: а что же с Эльфстейдентохт?

Elfstedentocht, «заезд одиннадцати городов» — конькобежный марафон на 200 км по рекам и каналам провинции Фрисланд. Проводится каждый год — но только если в этот год встал лёд нужной толщины на всей дистанции. Климат нынче действительно теплее, чем был сто лет назад, поэтому за последние полвека гонка случалась всего три раза; последний — 24 года назад, в 1997.

Ещё в декабре отвечающий за неё комитет выпустил решение, что из-за короны гонки в этом году не будет. Но одно дело отменять что-то, что и так не планировалось (в декабре было тепло, прогнозов на похолодание не было). И совсем другое — отменять что-то, чего все ждут, и что можно провести — впервые за 24 года.

К тому же, Фрисланд. Это их гонка, а Фрисланд — это такая Каталония на минималках: у него когда-то была своя, отдельная от голландской государственность, там всё ещё жив фризский язык, там водятся свои местные националисты и сепаратисты. Лет пятнадцать назад им удалось добиться официальной смены названия провинции с Friesland на Fryslân, обрекая остальные 97% населения страны на то, чтобы откуда-то копипастить эту «а-с-крышечкой». Всё как обычно бывает у мелкотравчатых националистов, в общем.

И вот замаячила реальная перспектива того, что важнейшее, раз-в-поколение событие Фрисланда будет запрещено к проведению решением центрального правительства. «Если это произойдёт, то у нас снова будет независимый Фрисланд», бурчал кое-кто из моих тамошних знакомых.

Увы всем любителям попкорна: вопрос остался теоретическим. Вчера был последний холодный день, сейчаз за окном дождь, а уже в среду снова будет +10.

И я от себя могу сказать вот что: если раз в десять лет и на недельку, то норм эта ваша зима, прикольно. Но больше — нет, спасибо, обойдусь.

Жду среды с нетерпением.

Не лето, но всё-таки

Дорога во всякие там Аргентины и Чили нынче закрыта, и очень я печалился, что не повидать мне цветущих цветов этой зимой, как в прошлые годы. Ха! Оказалось, всего-то нужно было дойти до Вестерпарка :)

Хорошо что тут зимы нет. По многому я скучаю на родине, но по зиме — нет, совершенно.

Да благословит Селестия того садовника, что эти цветы посадил и при температуре в районе нуля вырастил. Завидуйте :)

Общественно-политический скандал здорового человека

Где-то полгода назад, в июле — тогда как раз бушевал BLM — я прислал в чатик друзьям вот такую историю, которую вычитал в местных газетах, по-голландски она гуглится как «kindertoeslagenaffaire». Пересказал как понял (на тот момент), и наверное текст очень неточный, но суть такова:

Тем временем в Серых Гаванях: тут обнаружили расизм! Точнее, дискриминацию. Но по-настоящему.

Детям от полугода до двух в Нидерландах положены ясли. Своей сети яслей государство не держит, а вместо этого платит субсидию: показываешь налоговой документ о том, что ребёнок ходил в платные ясли, получаешь заплаченные за них деньги обратно.

Лет семь тому назад вокруг этого вскрылся систематический фрод: родитель приводил ребёнка, скажем, на пять часов в день, ясли оформляли документы на восемь, разницу делили с родителем пополам. Поэтому налоговая стала проверять эти документы внимательнее.

И как-то настолько внимательно она стала их проверять, что люди стали получать уведомления в духе «вы украли у государства €50k денег, получая неправомерную субсидию, верните в десятидневный срок» за нарушения в духе «перепутал графы voornaam и achternaam в анкете». Я тоже первое время путал, кстати.

Пострадавшие стали нанимать адвокатов, а адвокаты заприметили вот что: уведомления получали исключительно люди с неголландскими фамилиями, и подняли шум в прессе.

И оказалось что да, так оно и есть. Налоговая внимательно проверяла заявления именно от людей с неголландскими фамилиями, независимо от гражданства. Институциональная дискриминация как она есть.

Инициирована проверка деятельности налоговой и некоторых других служб по этим и ещё нескольким видам субсидий.

Дело было в июле, и с тех пор история продолжала мелькать в заголовках, но я ленился и не кликал — а зря. Потому что сегодня по итогам парламентских слушаний по этому вопросу премьер-министр Марк Рютте произнёс речь о том, как это ужасно, как недопустимо правительству такое допускать и как всё надо переделать, а потом сел на велосипед и поехал в королевский дворец, писать заявление об отставке:

Вместе с ним уходит в отставку всё правительство.

Сегодня на ежедневном созвоне с командой за после-стендапной болтовнёй один из коллег, тоже русский, заметил: «Удивительно, что здесь у скандалов бывают последствия. Я не привык что так может быть.».

Я тоже. Кто там ведёт реестр того, какой должна быть Прекрасная Россия Будущего? Вот это вот внесите, пожалуйста. Про последствия, и про велосипед заодно.

Туда и обратно

Из отпуска вернулся, маршрут проехал. От Амстердама до Лейвардена и обратно — 500 км, аж самому страшно. Это как от Москвы до Петербурга — люди такое на самолёте летают, а я на велосипеде поехал. Ух!

Кусочек трека между Снейком и Лейварденом не записался, но и его я тоже проехал, честное велосипедистское.

* * *

Практические соображения про велосипедизм в условиях еврозимы такие:

— Cибиряк — не тот, кто не мёрзнет, а тот, кто тепло одевается. Ничего экстремального в здешней зиме нет, и если одеваться по погоде, то «температура +5, ветрено, сыро, затяжные дожди» проблемы не представляют, можно спокойно целый день крутить педали. Подозреваю что и в минус можно, если зимнюю резину на колёса поставить. В Париже вон смотрите как по снегу катаются :)

— Тише едешь — дальше будешь. Напрягаться совершенно излишне, не стоит оно того.

— Нужно чаще отдыхать. Я сделал четыре ходовых дня туда, две днёвки и четыре ходовых обратно — ну норм, жить можно, но вообще на четвёртый день уже хочется не по сторонам смотреть, а просто поскорее доехать. Видимо, больше двух-трёх ходовых дней подряд лучше не делать.

— От ветра проблем больше, чем от дождя и сырости. В прогнозе погоды в первую очередь нужно смотреть на силу и направление ветра: при ветре 50 км/ч в спину педали крутить необязательно, в лоб — бесполезно, а уж есть там солнце или нет — дело второе.

— Ни в коем случае нельзя быть голодным :) Если устал, холодно, противно, то скорее всего проблема решается заталкиванием в себя двух сникерсов и шмата сырокопчёной колбасы. Удивительно, но приходится именно заталкивать, никакого желания что-то есть под холодным дождём и под холодный чай (термос-то забыл, растяпа) — нет, но зато потом разливается приятное тепло по телу, и дождь уже не хлещет, а нежно барабанит по капюшону :)

— Очень хорошо я сделал, что поставил себе на велосипед зеркало заднего вида: без него в капюшоне не поездишь. Сейчас когда хожу пешком, ловлю себя на том, что очень не хватает возможности посмотреть назад не оборачиваясь :)

* * *

Голландские пейзажи не слишком-то «инстаграм-френдли» — плоский горизонт, деревца рядками, убранные поля, домики, канавы с водой, озерца-болотца с сухим камышом по берегам. Всё рукотворное, благоустроенное и как-то без цели кого-то впечатлить. Колокольня церкви на горизонте торчит.

Почему-то всегда есть колокольня на горизонте.

Из ландшафта только «дайки», земляные поросшие травой валы метра в три-четыре высотой — иногда «по делу», какую-нибудь реку/канал/озеро от низин отгораживают, а иногда просто со старых времён остались. Анти-романтизм: ни тебе романтики дикой природы, ни романтики эпических человеческих свершений (хотя свершения-то есть), ни трешака нигде нет. Тихо-спокойно. Велодорожки из бетонных плит, грунтовку ещё поискать. Переменная облачность, временами дождь.

Но езда по всему этому очень успокаивает. Поля, деревья, коровки, овечки, лошадки вот. Временами поняши.

Уровень благоустроенности, конечно, запредельный. Мои голландские знакомые из Фрисланда: «Фрисланд — медвежий угол, жуткие ебеня! Инфраструктуры нет, ничего нет! В Гааге считают каждый евро, потраченный на Фрисланд, потраченным зря!». Также Фрисланд:

Катись себе на велосипеде, смотри по сторонам, горя не знай.

Очень понравилось.

Весной ещё куда-нибудь так съезжу; если на велосипеде — то не такие уж эти Нидерланды и маленькие :) Кто со мной до Маастрихта?

Карантин в Нидерландах: свобода лучше, чем несвобода

Тем временем, Нидерланды успешно откарантинились и понемногу снимают те немногие ограничения, что были введены в середине марта. Статистика по заболевшим здесь не показательна, потому что выявлять их всех власти даже не пытаются (инструкция такая: если у вас симптомы короны — ни к каким врачам не ходите, никаких тестов не делайте, сидите дома, пейте парацетамол, и только если стало трудно дышать — вызывайте скорую), главный индикатор — число госпитализаций с короной. График по дням такой:

То есть, от сотен госпитализаций в день перешли к единицам. Валидность этого графика подтверждается ещё одним, собранным из других данных:

Это общая смертность в Нидерландах по неделям за этот и прошлые годы. Видно что был всплеск (и по нему выходит, что всего «излишних» смертей за время эпидемии было 9 тыс, на 3 тыс больше чем зарегистрировано коронасмертей), но видно что он закончился.

И ещё один важный график, число коронапациентов в реанимации. Сейчас он выглядит так (красное — коронапациенты, серое — прочие пациенты в реанимации):

…но на пике кризиса его обычно рисовали вместе с общим числом коек в реанимации в стране, которое в марте-апреле спешно учетверяли:

Успели едва-едва (правительство ещё получит своё за «оптимизацию» здравоохранения в прошлые годы), и несколько десятков больных пришлось вывозить лечиться в Германию, но успели. Курва была успешно сплющена; все, кого имело смысл лечить — получили лечение. Можно понемногу выдыхать и осматриваться.

* * *

А видно вокруг вот что: Нидерланды известны как страна, где правительство и общество стараются не запрещать то, что можно не запрещать. Так вышло и в этот раз.

В новостях пишут про ковид-диссидентов Швецию и Белоруссию, но вообще-то здесь локдауна тоже не было. Был «умный локдаун», как его называл премьер — но это, конечно, громко сказано. Так, небольшие ограничения. Что запретили:

— массовые мероприятия
— контактные профессии (парикмахеры, массажисты, проститутки…)
— обслуживание в кафе и ресторанах
— приближаться друг к другу ближе чем на полтора метра тем, кто не живёт вместе.

И всё. Ещё была просьба от правительства работать из дома всем, кто может, и не ездить на общественном транспорте, если можно на нём не ездить, но запретов не было.

То есть, были открыты все магазины, рестораны и прочие бизнесы, которые посчитали нужным оставаться открытыми (магазины — с ограничением на число одновременных посетителей, рестораны — на вынос). Работал весь транспорт, и можно было, например, съездить к другу в гости в другой город (правительство просило этого не делать, но не запрещало). Не закрывались парки и пляжи (но полиция приглядывала за соблюдением «правила полутора метров») — можно было, например, сесть на велосипед и поехать на море. Я ездил. :) Не закрывались ни аэропорт — KLM продолжал летать везде куда мог (в Минск и Стокгольм, лол), ни наземные границы — но правда на границе с Бельгией выставило заставы и понастроило баррикад уже бельгийское правительство. Не вводились никакие ограничения на въезд и выезд сверх тех, что ввёл ЕС (для сравнения: вы же помните, что сейчас нельзя не только въехать в Россию, но и выехать из неё?). А главное — я ни дня не просидел взаперти, и ни дня не носил цак намордник маску.

И даже «шашлычников» никто не запрещал, представляете? Ну сами посудите: члены одной семьи на собственном транспорте отправились на природу, расположились на свежем воздухе вдали от других граждан, пожарили и съели своё барбекю, и на том же транспорте вернулись домой — кого они могли так заразить? Зачем им это запрещать?

Ах, да, штрафы. Штрафы за нарушение коронаправил есть, и неслабые — €390 для частных лиц, огого! Но собрано их было за два с половиной месяца всего несколько тысяч на всю страну, потому что нужно быть ну очень непонятливым, чтобы его получить: полиция сначала просит по-хорошему, это официальная позиция.

И вот, несмотря на такой лайтовый режим — лайтовый не только по сравнению с Италией/Испанией или той дурью, что творится в Москве, но и с соседями, вроде той же Бельгии — эпидемия успешно сбита. Графики вы видели, особых причин им не доверять нет. Как вам такое?

Свобода — это важно, ребята. Я не пользовался общественным транспортом с середины марта, со дня ввода «умного локдауна» — и потому что я добропорядочный гражданин (попросили не пользоваться — не пользуюсь), и потому что мне, в общем-то, далеко никуда не надо, а близко я на велосипеде доеду — но то, что мне никто не запрещал этого делать, дорогого стоит.

В удачном месте мне довелось эту вашу корону пересиживать, в общем.

* * *

Но, с локдауном или без, жизнь хоть и не остановилась, но поменялась. Весна выдалась тёплая и солнечная, и после первых недель оцепенения и пустых улиц в марте, к апрелю город зажил снова, по-новому.

Главная примета времени — это, конечно, «растянутые» очереди. Супермаркеты ограничивают число посетителей внутри, магазины поменьше часто запускают внутрь и вовсе по одному или по двое — и все, кто раньше был бы внутри магазина, теперь ждут снаружи. Очередь в супермаркет, очередь в хозяйственный, очередь в алкогольный, очередь за мороженым, очередь за пиццей, вело-очередь в пункт обслуживания арендных велосипедов. Видите «следы» на заглавной фотографии? Это не попавший в кадр кофешоп разметил, как стоять очереди в него (она туда почти всегда и стоит, между прочим — потому что отличный кофешоп с качественным и недорогим, гм, кофе, а не tourist trap, каких большинство). Все эти очереди выглядят очень масштабными из-за полутораметровой дистанции между людьми, но проходят быстро.

Но есть перемены и интереснее. Например, Амстердам заговорил по-голландски.

Обычно здесь много туристов — oчень много туристов — и лицо города определяли они, по крайней мере в центре. На туристов работало почти всё — магазины, рестораны, музеи, любые бизнесы. Пахло травой, слышался весёлый гомон на всех языках мира, по вечерам конная полиция «демонстрировала присутствие» в ключевых точках от греха подальше, а на улицах бывало сильно насрано. Так вот, теперь всего этого нет.

И давно вытоптанные улицы центра вдруг расцвели. Исчезли толпы, исчезли гам и срач. Жители центральных улиц стали выставлять столики у своих дверей и распивать винцо, сидя за ними. Рестораны стали выставлять перед своими закрытыми входами стойки с торговлей «на вынос» всякими коктейлями и сэндвичами (с вывесками по-голландски), а горожане — покупать их и фланировать с ними вдоль каналов, мило общаясь с соседями (по-голландски). Квартал красных фонарей стал сонным спальным районом с идиллическими домиками над каналами (и в прессе идут разговоры о том, чтобы его таким и оставить, а секс-индустрию выселить куда-нибудь на окраины). Я перестал закрывать на ночь окна со стороны проходной улицы — никто не шумит больше. Всё стало мирно, душевно, по-домашнему и как-то «по-староевропейски». Парадокс: не за этим ли сюда ехали туристы, из-за которых всего этого тут раньше не было?

Впервые за десятилетия город стал принадлежать тем, кто в нём живёт — и это всем понравилось. Кроме работников туристической отрасли, конечно.

* * *

Собственно, да, о поддержке государством пострадавших отраслей. Я же нынче тоже работник туристической отрасли, которая вся разом обнулилась (прямо как президент РФ) — и помощь от государства не напрямую, но досталась и мне. Правительство видит своей целью в первую очередь сохранение рабочих мест: с апреля по июнь всем предприятиям, у которых исчезли или значительно упали доходы в связи с короной, государство субсидирует до 90% фонда оплаты труда под условие никого не увольнять. Не кредиты, не налоговые вычеты — просто деньги. Так вот: мой работодатель на эту субсидию подался и её получил.

Я не гражданин страны, даже не постоянный резидент, так — kennismigrant, высокооплачиваемый гастарбайтер. Нидерланды мне ничего не должны и ничем не обязаны. Но прямо сейчас порядка 70-90% своей очень немаленькой даже по местным меркам зарплаты я получаю, фактически, не от работодателя, а от Нидерландов.

У меня нет слов.

* * *

«Правило полутора метров» и запрет на массовые мероприятия с нами ещё очень надолго, но те ограничения, что можно снять, правительство осторожно снимает. С 11 мая заработали детские сады и школы, недавно вновь разрешили работу контактных профессий (кроме секс-индустрии), а сегодня вновь открылись рестораны. Не больше четырёх человек за столик, внутри — по предварительной записи, на улице — опять же, правило полутора метров, заказ только через официанта, без барных стоек — но открылись!

Этот радостный момент и запечатлён на заглавной фотографии.

Теперь бы ещё до открытия баров дожить — сейшна все были в них, и уже третий месяц как ирландскую музыку играть негде. Ну ничего, дождёмся. Если не уволят, конечно: поддержка поддержкой, а туриндустрия всё ещё обнулена. Впрочем, про защиту прав трудящихся на родине капитализма — в другой раз.

А пока — живём, и неплохо живём.

А у вас как?