Русреп

«Русский Репортёр» — очень, очень крутой. Вертится на языке что-то вроде «наш Нью-Йоркер», но это потому что я читаю оба, а так-то они разные. Но. Но. Много ли у нас в стране изданий, способных регулярно выдавать на-гора такого уровня материалы?

«Комбинат все равно построят». История одного бунта.
http://rusrep.ru/article/2014/06/10/nikel

Почему его так мало ценят у нас?

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/305431.html

Хамовники

Я опять потратил выходные на какую-то муть. Выборы в Московскую Городскую Думу, 43 избирательный округ. Я член комиссии с правом решающего голоса в УИК №174 в районе Хамовники. И ещё я координатор наблюдателей и членов комиссий от Гражданина Наблюдателя / Сонара / Голоса в Хамовниках, так получилось. Это мои десятые выборы вообще, и третьи в статусе члена комиссии с ПРГ.

Дисклеймер для незнакомцев, пришедших по ссылкам: я рассказываю то, что видел и слышал, так, как понял и запомнил. Я могу ошибаться или что-то путать. Это частные заметки в личном блоге.

Это скучный отчёт, пишу чтобы было.

Выборы в Москве у нас теперь как бы чистые. То есть, исходное требование былых дней — чтобы в итоговых протоколах оказывалось то, что люди наголосовали — как бы выполнено. Толку-то…

МГД с этого созыва избирают по мажоритарной системе, winner takes it all. Наш одномандатный округ — Хамовники, Арбат, Пресня. От власти (Единая Россия) была некто Вера Шастина — главврач какой-то больницы и муниципальный депутат. В оппонентах ей были какие-то кандидаты от КПРФ, СР, ЛДПР, Яблока (я так и не запомнил, кто из них кто) и внезапный Леонид Ярмольник от Гражданской Платформы. Ещё должна была быть самовыдвиженец Маша Гайдар, m_gaidar, но её сняли по подписям. Графологическая экспертиза, все дела. Ярмольник, кстати, тоже принёс подписи, и про него ещё непонятнее, где он их взял (сборщиков Гайдар я хотя бы видел), но на него свору графологов не натравили.

Административный ресурс, очевидно, достался Шастиной. Выражался в основном в том, что весь район плотно уклеили её рекламой (кстати, по-честному уклеили, с логотипом ЕР) и уставили скучающими мальчиками-агитаторами — и, говорят, в том, что соцработников мотивировали «обеспечить» надомное голосование. Не знаю уж, правда ли про 500 рублей, но заявления с бабушек соцработники собрали аж в начале августа (они научились соблюдать букву закона, и теперь вместо «собесовских списков» в комиссию соцработники приносят пачку ими написанных и бабушками подписанных заявлений о том, что те хотят голосовать дома), а потом вышло и совсем смешно: когда мы обзвонили бабушек по этим заявлениям, ожидаемо выяснилось, что некоторые голосовать не хотят, или хотят прийти сами. У соцобеспечения было затребовано «разъяснение» — чё за фигня, мол. Соцработники ещё раз пообщались с бабушками, и те снова захотели голосовать дома! Это и написали в разъяснении :-)

Правда, бабушки бабушкам рознь.

Обычно поход по домам с переносной урной — очень дантевский опыт: ты ходишь от квартиры к квартире, и в каждой живёт немощный, несчастный, страдающий человек — все разные, и все чем-то одинаковые. Обычно, но не в этот раз.

Дома на этом участке непростые, «совминовские» сталинки, и бабушки с дедушками тоже непростые — белая кость, аристократия прошлого мира. В роскошных (и по нынешним временам фантастически дорогих), но полвека не ремонтированных квартирах, среди обветшавшей мебели и ковров, постаревшие, плохо видящие и слышашие, с трудом ходящие — но говорят таким русским языком, какой я только в книжках видел, и держат себя с достоинством, какого я не в кино не видел вообще. Такими казались советским людям 50х доживающие свой век русские дворяне, наверное. Дай бог мне быть хоть на четверть таким в старости. Если доживу вообще до их лет.

Что там этим бабушкам те соцработники, ха! И даже не в том дело, за кого бабушки в итоге голосуют.

«Ну, Ярмольник — точно нет, это из телевизора человек; Шастину неплохо бы, но если она в депутаты пойдёт, ей больницей заниматься некогда будет; остальных я вообще не знаю, кто они? Плакаты клеят, но при чём тут депутатство. Ну что ж, пусть будет Шастина…» — это примерный пересказ, и блин! Всем бы избирателям в стране столько осознанности и разумности в принятии решений, как этой читающей бюллетень бабушке без малого девяноста лет от роду.

Впрочем, и за Ярмольника бабушки голосовали — по принципу «ух ты, Ярмольник!» (мы не подглядывали, это из сказанного вслух) — и за коммуниста, и за девушку из СР. Две бабушки поинтересовались, почему в бюллетене нет Маши Гайдар. Сняли её с выборов, мол, говорю. «Плохо! Очень плохо!».

Так что конкретно в этом месте «админресурс», кажется, сработал не так, как ожидалось.

На участке же было очень скучно. Избирателей мало, комиссия сработалась ещё в том году, злых въедливых наблюдателей не было. Сонное царство:

Мир, дружба и наблюдатели с комиссией за одним столом при подсчёте.

И это, в общем-то, хорошо, что скучно. Нескучно там, где треш, вбросы и роисся вперде, а у нас вроде всё нормально.

Из забавного: в субботу, когда готовили участок к работе, приходил к нам среди прочих полицейский с собакой. Пёс быстро всё обнюхал, бомбы не нашёл, но нашёл нашу колбасу, хотя и старательно делал вид, что она его не интересует. :-) Пса (с разрешения хозяина) угостили колбаской и погладили немедленно загладили но неприличия. Спросил у хозяина — мол, а какая цель у этой деятельности? Ну, говорит, объезжаем вот все участки, взрывчатку ищем. И много нашли? «Да ну его! Если найдёшь — лучше уж самому выбросить куда-нибудь, и не говорить никому. Такой геморрой если что…»

А потом, когда эта пара ушла, вдруг сообразили, что пса покормили, напоили и приласкали, а полицейскому даже не предложили. Нда. :-) Он, наверное, привык и не обижается, но как неудобно вышло!

А в целом, на выборы всем плевать. Избирателям плевать — явка по участку 20%, почти вдвое меньше прошлого года. Наблюдателям плевать — только от кандидатов платные сидят, и одна девочка, которую от СР наблюдать отправили за прогулы в институте. Даже кандидатам, кажется, плевать. Наблюдателей нет совсем — памятуя прошлый год, когда я, как координатор, в последнюю неделю зашивался — обзванивал, расставлял по участкам, раздавал направления, разруливал неразбериху, уговаривал пойти поучиться сто с лишним человек — я взял отпуск на неделю перед выборами. Зря взял, не пригодился: в этом году наблюдать в Хамовниках записалось 2 (два) человека. Оно может не очень и надо сейчас, в районе почти на каждом участке свои ПРГ есть, но… эх.

Мелочь, конечно, но примета времени. На нашем участке (а в этом году и конкретно в моей книге) голосует Митрохин. В прошлом году он был кандидат и, сидя на волне поднятой Навальным движухи, бюллетень в урну опускал под пять телекамер и толпу журналистов. В этом году он — глава одной из шести участвующих в выборах партий — тоже голосовал, но опускание его бюллетеня в урну снимала жена на айфон. Так и живём…

На участке выиграл Ярмольник, с преимуществом в восемь голосов (это 1.7% от числа проголосовавших тут). Не показатель, конечно — на этом участке в прошлом году выигрывал Навальный, а на президентских Прохоров — но как знать, может будет у нас депутат Ярмольник от Гражданской Платформы. А может и не будет.

Кто он такой вообще? Имя вроде на слуху, но помню я его как члена жюри в КВН в 90х почему-то.

Впрочем, не вполне понятно, чем депутат МГД Ярмольник будет лучше депутата госдумы Кобзона.

Ещё я давал деньги на кампанию maxkatz. Но, кажется, он проигрывает.

В 2009 году в Москве на политику всем было плевать (и мне в том числе), и у нас пять лет была МГД с 32 единоросами и тремя коммунистами. Нормальное такое представительство для всего многообразия московской публики. В 2011 всем вдруг стало не плевать. По итогам бурной движухи начальство поняло, что если фальсифицировать выборы на виду у всех — то будет революция, а если не на виду — тут кандидата снять, там закон выправить — то вроде как и не будет. Никакой «фракции болотной площади» нигде не появилось.

Мне 27, без малого десять лет у меня есть право голоса, без малого восемь я плачу налоги, и немало — парочке омоновцев пенсионерок на пенсию хватит. У меня не было и нет ни одного представителя ни в каких органах власти, ни в какой ветви, ни на каком уровне. Вот и сейчас…

Следующие выборы в Москве в 2016, выбираем госдуму. С одной стороны, два года — много: вон как всё поменялось с 2009 по 2011. С другой, если глядеть из сегодняшего дня, то на самом деле не поменялось нихрена.

Тем временем, неправедно снятая с выборов Гайдар пишет жлобско-популистские посты в ЖЖ и никаких выборов в обозримом будущем не выиграет.

Грустно.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/305156.html

La Guerra Civil

Встретил где-то в сети упоминание, и прочёл на одном дыхании. Джордж Оруэлл, «Вспоминая войну в Испании». Написано в 1942 о гражданской войне в Испании 1936-1939, где Оруэлл, левак, воевал офицером в интербригаде на стороне Республики против Франко. Lib.ru, Флибуста. Оно небольшое, почитайте.

Вот, например:

Единственный пропагандистский трюк, который мог удасться нацистам и 
фашистам, заключался в том, чтобы изобразить себя христианами и патриотами,
спасающими Испанию от диктатуры русских. Чтобы этому поверили, надо было
изображать жизнь в контролируемых правительством областях как непрерывную
кровавую бойню (взгляните, как пишут "Католик хералд" и "Дейли мейл" --
правда, все это кажется детски невинным по сравнению с измышлениями
фашистской печати в Европе), а кроме того, до крайности преувеличивать
масштабы вмешательства русских. Из всего нагромождения лжи, которая отличала
католическую и реакционную прессу, я коснусь лишь одного пункта --
присутствия р Испании русских войск. Об этом трубили все преданные
приверженцы Франко, причем говорилось, что численность советских частей чуть
ли не полмиллиона. А на самом -деле никакой русской армии в Испании не было.
Были летчики и другие специалисты-техники, может быть, несколько сот
человек, но не было армии. Это могут подтвердить тысячи сражавшихся в
Испании иностранцев, не говоря уже о миллионах местных жителей. Но такие
свидетельства не значили ровным счетом ничего для франкистских
пропагандистов, из которых ни один не побывал на нашей стороне фронта.

И ещё:

 
В добавление к сказанному несколько слов о жестокостях. Я мало видел
жестокостей на войне в Испании. Знаю, что они иной раз чинились
республиканцами и намного чаще (да и сегодня это продолжается) фашистами.
Что меня поразило и продолжает поражать -- так это привычка судить о
жестокостях, веря в них или подвергая их сомнению, согласно политическим
предпочтениям судящих. Все готовы поверить в жестокости, творимые врагом, и
никто -- в творимые армией, которой сочувствуют; факты при этом попросту не
принимаются во внимание. Недавно я набросал перечень жестокостей,
совершенных с 1918 года до сегодняшнего дня; оказалось, каждый год без
исключения где-то совершают жестокости, и трудно припомнить, чтобы хоть раз
и левые, и правые приняли па веру свидетельства об одних и тех же
бесчинствах. Еще удивительнее, что в любой момент ситуация может круто
перемениться, и то, что вчера еще считалось бесспорно доказанным
бесчинством, превратится в нелепую клевету-- лишь оттого, что иным стал
политический ландшафт.

И ещё:

Еще смолоду я убедился, что нет события о 
котором правдиво рассказала бы газета, но лишь в Испании я впервые наблюдал,
как газеты умудряются освещать происходящее так, что их описания не имеют к
фактам ни малейшего касательства,-- было бы даже лучше, если бы они
откровенно врали. Я читал о крупных сражениях, хотя на деле не прозвучало ни
выстрела, и не находил ни строки о боях, когда погибали сотни людей. Я читал
о трусости полков, которые в действительности проявляли отчаянную храбрость,
и о героизме победоносных дивизий, которые находились за километры от
передовой, а в Лондоне газеты подхватывали все эти вымыслы, и увлекающиеся
интеллектуалы выдумывали глубокомысленные теории, основываясь на событиях,
каких никогда не было. В общем, я увидел, как историю пишут, исходя не из
того, что происходило, а из того, что должно было происходить согласно
различным партийным "доктринам".

...

Меня пугают подобные вещи, потому что нередко они заставляют думать,
что в современном мире вообще исчезло понятие объективной истины. Кто
поручится, что подобного рода или сходная ложь в конце концов не проникнет в
историю? И как будет восстановлена подлинная история испанской войны? Если
Франко удержится у власти, историю будут писать его ставленники, и -- раз уж
об этом зашла речь -- сделается фактом присутствие несуществовавшей русской
армии в Испании, и школьники будут этот факт заучивать, когда сменится не
одно поколение. Но допустим, что фашизм потерпит поражение и в сравнительно
недалеком будущем власть в Испании перейдет в руки демократического
правительства -- как восстановить историю войны даже при таких условиях?
Какие свидетельства сохранит Франко в достояние потомкам? Допустим, что не
погибнут архивы с документами, накопленными республиканцами,-- все равно,
каким образом восстановить настоящую историю войны? Ведь я уже говорил, что
республиканцы тоже часто прибегали ко лжи. Занимая антифашистскую позицию,
можно создать в целом правдивую историю войны, однако это окажется
пристрастная история, которой нельзя доверять в любой из самых важных
подробностей. Во всяком случае, какую-то' историю напишут, а когда уйдут все
воевавшие, эта история станет общепринятой. И значит, если смотреть на вещи
реально, ложь с неизбежностью приобретает статус правды.
Знаю, распространен взгляд, что всякая принятая история непременно
лжет. Готов согласиться, что история большей частью неточна и необъективна,
но особая мета нашей эпохи -- отказ от самой идеи, что возможна история,
которая .правдива.

NB: это написано о делах давно минувших дней, не надо меня уличать в обличении / выгораживании / преступных симпатиях к какой-нибудь из сторон в той войне, о которой вы все сейчас подумали, ладно?

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/304707.html

Киев

Пока нормальные люди наслаждались первыми по-летнему жаркими выходными, я опять наблюдал на выборах. На этот раз — внеочередные выборы президента Украины, первый (и, возможно, единственный) тур. Приехал я в рамках миссии EPDE на Украине. Это мои девятые выборы.

Дисклеймер для незнакомцев, пришедших по ссылкам: я рассказываю то, что видел и слышал, так, как понял и запомнил. Я могу ошибаться или что-то путать. Это частные заметки в личном блоге.

Ещё дисклеймеры: хотя миссия и оплатила проживание в Киеве, сам я за наблюдение никаких денег не получил, а наоборот — потратил только на авиабилеты до Киева и обратно 6.5 тыс. рублей. inb4 «так не бывает»: не судите по себе. Я более-менее нейтрален в «русско-украинском вопросе», поэтому обе стороны меня (увы) часто воспринимают как «врага». Я также совершенно нейтрален к кандидатам в украинские президенты — я о них ничего не знаю, им не мной рулить и вообще это не моё дело.

На всякий случай жирным: это — частные заметки в личном блоге. Не мнение миссии, не официальное заявление, не ещё что — просто досужий трёп.

На украинской границе действительно всех тормозят. На момент, когда её пересекал я, аккредитации ЦИК у миссии ещё не было (изначально ЦИК не дал аккредитацию, миссия за неё судилась и выиграла, но документы получила уже в субботу, за полсуток до выборов), и все ехали по распечаткам сканов приглашений от какой-то мутной общественной организации (что вообще такое «Третья Украинская Республика»? Я посмотрел их сайт и он мне не понравился ничего не понял). Мне повезло — ехал одним из первых и прошёл без проблем, на следующий день от этих приглашений уже были одни неприятности.

Но въехал, получил клёвую карточку с укротрезубцем, значок, инструкцию, блокнот, и в воскресенье утром вместе со своей командой вышел на маршрут.

Кстати о маршруте. Мне решительно непонятна методика, по которой мы проводили наблюдение.

В моём представлении, в ситуации, когда людей не хватает, чтобы хорошо «закрыть» все участки (а на больших выборах это почти всегда так), нужно не размазывать людей тонким слоем по всему городу, а, как и в случае с полным покрытием, формировать полноценные команды — но рассылать их не везде, а на какую-то выборку участков (проблемные или просто случайные). На этих участках команда либо увидит и зафиксирует какую-то хрень (пример из личной практики — Симферополь, там с покрытием буквально в три участка напоролись на проблемы, засечь которые можно было только полной командой), либо будет иметь высокую уверенность в том, что участок «чистый». Дальше данные с этого «чистого» участка можно сравнивать с чем-то ещё и делать выводы. Можно сравнить с соседними похожими участками (мой «чистый» участок на выборах в думу’11 — 25% ЕР, 40% явка, соседний такой же без наблюдателей — 80% ЕР, 80% явка, ага), можно с результатом этого участка на других выборах (мой «чистый» участок на выборах президента’12 — 40% Путин, а за три месяца до того было 60% за ЕР, угу). Такие результаты — это информация, более-менее конкретная и точная.

У всего этого есть одно «но»: чтобы получить эту информацию, порой надо действовать довольно агрессивно — бывает, что комиссия и не собирается вроде мухлевать, но работать по закону им лень и они работают как им удобнее (из недавнего личного опыта — Солнечногорск). Статус международного наблюдателя и текущая внешнеполитическая ситуация вести себя так на украинских выборах не позволяют категорически. Но даже если просто стоять в сторонке, смотреть по сторонам и иногда задавать вопросы, то что-то насобирать можно.

Методика же нашей миссии была такая: команды наблюдателей из трёх человек (двое наших, один «переводчик с украинского» из местных) приходят на один участок к открытию, но не остаётся на нём, а начинает двигаться по маршруту из двадцати других, заглядывая на каждый ненадолго и отписываясь в штаб СМСкой с кодами замеченных нарушений. И я не понимаю, какую информацию таким способом можно извлечь. Вот ты туда пришёл, всё тихо. А что там было за полчаса до того? Что будет когда ты уйдёшь? Вот ты пришёл на подсчёт, они всё аккуратно посчитали, а как в урны и книги попало то, что они посчитали? Эта методика может дать отрицательный результат — если вдруг мигрирующие по участкам наблюдатели случайно окажутся там именно в тот момент, когда там, не знаю, газель с карусельщиками разгружается — но сколько-нибудь уверенного положительного результата («этот участок — чистый») дать не может в принципе. Что мы вообще собирали? Зачем? Для чего мы сюда ехали — собрать статистику, у какого процента участков забыли содрать агитацию с соседних фонарных столбов?

Ей-богу, я сначала подумал, что это какая-то диверсия против здравого смысла и/или надёжности результата. Но вроде как Голос (который член EPDE и в основном организовывал миссию, как я понял) работает по этой схеме и на российских выборах — я раньше слышал, просто не вдумывался. Уважаемый Голос (или руководство миссии EPDE), если меня читает кто-то из тех, кто знает, почему методика именно такая — напишите в комментах? Я вынесу в пост. Вы же разумные и правильные люди (правда!), наверняка у вас есть обоснование, почему вы именно так делаете.

Upd: ответ Романа Удота

Впрочем, это всё теория. Практика состояла в том, что нас закинули в Печерский район Киева (почти центр, как в Москве Хамовники или Якиманка), и тут была тишь да гладь. Я рассчитывал слегка сачкануть, когда записывался в Киев, но не предполагал, что настолько :-)

Вернее, вообще-то не тишь, а адский ад, но злобные фальсификаторы к этому отношения не имели. Маленькие (меньше обычного) комиссии, процедура выдачи бюллетеней сложная и мучительно медленная, бюллетеней в Киеве на этих выборах выдаётся аж четыре (президент, мэр, горсовет и что-то муниципальное, кажется тоже горсовет, мажоритарная часть) по двум разным спискам избирателей — а явка очень высокая. К столам очереди, к кабинкам для голосования очереди (голосовать на подоконнике запрещено законом!), помещения комиссий часто тесные и почти все не кондиционированные. Погода — днём +30, солнце. И тут уж какой председатель как разрулил — где советского разлива скандалящие очереди из бабушек в душном коридоре, а где все отдыхают на стульчиках под яблонькой во дворе, а комиссия приглашает аккуратно по одному человеку внутрь. А потом к вечеру ливняк со злобным градом, и тут уж побило и подмочило и тех, кто культурно и под яблонькой. И не успевают, не успевают давать бюллетени — очереди, люди стоят часами и уходят, пенсионерам тяжело, ругаются то тут, то там…

Уж не знаю, кто тут в этом всём виноватый. Разговоров про «нам срывают выборы» много, но как по мне — это не вредительство, просто кто-то в процедуру голосования добавил ещё защитных фич, а нагрузочное тестирование перед выкладкой в продакшн не провёл.

И при этом никаких претензий к комиссиям. Наблюдателей на каждом участке — десяток-два, то есть очень много. Не знаю уж, сколько из них зубастых (кажется, немного), но по разговорам — у них и не было нужды зубы показывать, комиссии сотрудничают как могут и вопросы решаются без конфликтов. Я, собственно, СМСки для штаба больше заполнял не с того, что вижу (я ж только пришёл и ничего не вижу, кроме толпы/очереди у столов) и не с разговоров с комиссией (у них избиратели, они в мыле, и им не до нас), а с бесед с наблюдателями. У всех всё хорошо, никого не трогают, всем всё разрешают, к любым непоняткам привлекают — у нас я такое разве что на мэрских выборах в том году помню. В тех же самых Хамовниках, которые как Печерский район Киева, хм :-)

Из забавного — на одном из участков (спокойном, где очередь не поругалась и не подралась) встретили ещё одну команду международных наблюдателей. Спросили — мол, кто, откуда. Оказалось — посол Испании на Украине собственной персоной :-) Поговорили немного, тот спросил — мол, и как вам, с вашей русской точки зрения, всё это (показывает на празднично настроенную очередь к столам) видится? Говорю — мол, украинцы огорчаются, когда я это говорю, но вообще-то это второй раз, когда я такое вижу. Первый был пару месяцев назад, в Крыму. «Но атмосфера там наверное другая была?» Да нет, говорю, та же самая — праздник. На этом посол разговор вежливо завершил. Я-то не соврал, но что именно он обо мне подумал — боюсь предположить :-)

Ещё из забавного — к моему изумлению, несколько местных наблюдателей на разных участках и председатель на участке, где мы остались на подсчёт, после представления и пары фраз напрягались и уточняли — «а что это у вас за акцент?». Отвечал в том духе, что это не акцент, а правильный московский выговор, но к представлению стал добавлять «ассоциация Голос, Россия», чтобы заранее снять вопросы. Чудеса в решете: в Москве народ всякий, все говорят как попало и «местные» выговоры я не различаю — а у меня самого, оказывается, оный имеется :-)

Из характерного — когда мы в разговорах упоминали, что мы не за деньги работаем, и даже заплатили ещё своих за билеты, нам удивительно легко верили. На наших выборах комиссия и другие наблюдатели верить в такое отказываются решительно. Чувствуется близость майдана здесь.

На закрытие пришли на какой-то случайный участок. В восемь (ну, в начале девятого) он, как и положено, закрылся, всё ещё набитый людьми. Все, кто находятся на участке в момент закрытия, имеют право получить бюллетень и проголосовать. И получают — медленно, мееедленно. Комиссия в мыле, работают как могут, а алгоритм такой, что не помогает. Люди злые, ругаются, толкаются локтями, дерутся за место в очереди. И так ещё почти два часа, последний избиратель ушёл около десяти.

И вот тогда все выдохнули и познакомились. Комиссия из каких-то новых людей, раньше на выборах не работавших, наблюдатели некоторые поопытнее. Работают по сути вместе, друг другу помогают, продвигаются вперёд по процедуре с зачитыванием закона вслух и обсуждением всяких практических затыков. Когда затык стал совсем сильным (не сошлись цифры на несколько бюллетеней, надо было составлять акт) — никто не бросился звонить куратору в вышестоящую комиссию, консилиумом из комиссии и наблюдателей сами разобрались и сами решили, как быть. Как-то всё просто и правильно, у нас ни разу такого не видел — у нас либо наблюдателей шугают, либо они сами комиссию курощают, не получается сотрудничества, и всё вертикальное какое-то — а тут горизонталь. Эх.

На участке выиграл Порошенко, с огромным отрывом. Хм, я даже не знаю, как он выглядит.

А в целом, конечно, вот именно тут нужды в нас особой не было. Наверное, надо было записываться всё-таки не в Киев (где в наблюдателях полмайдана, немного болотной и испанский посол), а в какую-нибудь глушь. Правда, из-за сюрпризов от ЦИК Украины всё смялось, и в глушь как раз-таки поехали не все, кто собирался, но что уж теперь.

Но поездкой доволен. Помимо восемнадцати избирательных участков, мне удалось посетить своего давнего товарища Андрея Яковенко, а также ботанический сад и филармонию, и это прекрасно (нет, правда!). Поеду ли на второй тур, если будет — чёрт знает (хм, а не выгонят ли меня из миссии нахрен за этот пост?). Нужды нет, но с другой стороны — с этими войнами неизвестно, когда в следующий раз в Киев попадёшь, надо пользоваться возможностью. В Киеве хорошо.

Подсчёт продолжается, пока (в пять утра понедельника) посчитали только «президентов» — теперь мэр, а за ним ещё две таких же пачки бюллетеней. И поскольку относятся эти ребята к делу всерьёз и без поблажек, сколько это продлится — чёрт знает. Но я подожду :-)

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/303023.html

HTTP 451

Если кто не в курсе: роскомнадзор заблокировал блог Навального на территории РФ. По беспределу заблокировал, в общем-то.

Это плохо.

Так что я поднял своё зеркало блога Навального (искреннее спасибо создателям nginx за продукт вообще и опции proxy_pass, proxy_cache и sub_filter в частности) и прислал его админам navalny.us. Вроде поставили в ротацию. И, да, закладки лучше ставить не на моё зеркало, а на navalny.us — это специальный сайт, собирающий зеркала блога Навального, там их много.

Как и в случае с Ceol Alainn, я очень огорчён тем, что из-за не пойми кого из интернета пропадает информация, и, пока мне это ничего не стоит, принимаю меры к противодействию. Information wants to be free. Да поможет нам всем эффект Стрейзанд.

Ну и рекомендую всем поспрашивать Яндекс про proxy, web proxy, vpn, tor и прочие страшные слова. Проблема не только в Навальном и не только в России — например в Германии, где расположен мой хостинг, Навальный разрешён (и поэтому зеркало работает), зато забанено пол-ютуба. Знания о способах обхода ограничений вам пригодятся в любом случае.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/302572.html

Загогулина

Вот по такой кривой летел из Симферополя в Москву сегодняшний рейс Аэрофлота, если верить внутрисамолётному телевизору. Они всегда летали по загогулине вида «давайте держаться подальше от Украины», или это что-то новое?

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/302312.html

Симферополь

Пока нормальные люди праздновали канун дня святого Патрика, я опять наблюдал на выборах. И не где-то, а в Симферополе, на референдуме о статусе полуострова. Это мои восьмые выборы.

Дисклеймер для незнакомцев, пришедших по ссылкам: я рассказываю то, что видел и слышал, так, как запомнил. Я могу ошибаться или что-то путать. Это частные заметки в личном блоге.

Ещё дисклеймеры: я нейтрален, за наблюдение мне никто не платил, билеты до Симферополя и обратно (8 тыс р, между прочим!) и прочие траты я оплатил из собственного кармана. inb4 «так не бывает»: не судите по себе. Я также прошу не приписывать мне никаких мнений про легитимность референдума, его полезность, про «вежливых людей», про майданы и антимайданы, беркут, титушек, путина, обаму, януковича и чёрта в ступе — этот пост не о том.

Я присоединился к ребятам из Хорошего Дела, @GoodDeedsMoscow — мы раньше не были знакомы, но они правда хорошие, надеюсь что не в последний раз :-)

Текст писан «с колёс», я мало спал и день был длинный, так что возможно там есть какое-то количество хрени, завтра поправлю если что.

В целом, условия совсем не те, что на выборах в России: правовой базы почти нет, на какие законы опираться — непонятно, ну и в целом хаос и бардак. Плюс и нас было мало, буквально десять человек. Поэтому задача предотвращать нарушения (как бывает на выборах с хорошим покрытием) не стояла: ни ресурсов, ни смысла. Решили поставить такую: независимо оценить результат на паре типичных участков и сравнить с официальными результатами на этих и окрестных. Явку оцениваем тупо считая людей, результат — exit poll’ом.

И мы вчетвером пошли на участок.

И вроде всё как у нас: школа, флаги, урны, комиссия, списки, характерная тётенька-председатель — но нет, это пока ещё не РФ. :-)

Во-первых, нам там были рады! То есть, никогда вообще такого не встречал — меня на выборах терпели, не обращали внимания, обращали и пытались выгнать, что угодно — но чтобы комиссия в полном составе обрадовалась команде наблюдателей из Москвы — это я, видимо, видел в первый и последний раз. Приятно, не скрою :-) Жаль не до конца.

Во-вторых, имела место быть несколько расслабленно-бардачная обстановка. То есть, например, паспорт у меня так за весь день и не спросили, я мог бы под чужим именем там весь день болтаться, и никто бы не узнал. Или, скажем, экзит-полл мы проводили не за забором школы (как делали бы в России), и даже не на крыльце, а прямо в помещении, чуть поодаль. Ну не хотелось нам под дождём на улице мёрзнуть, и избирателей так удобнее ловить. Это не очень хорошо (агитация на участке вроде как), но против никто не был :-) Или вот урна — никогда я так близко не сидел (когда не ПРГ) к такой прозрачной урне:

Считал явку, в кои-то веки пригодился механический счётчик. Явка была бешеная, особенно по российским меркам — первые сто голосов (из примерно 2200 избирателей на участке) я нащёлкал минут за пятнадцать, а за половину перевалило к полудню, кажется. После российских выборов (где явка в 40% — очень ОК, а 60% — подозрение на фальсификацию) выглядело это так, что пришли голосовать вообще все — пенсионеры поутру, а семьи и молодёжь днём. И ещё торопились пораньше успеть, к вечеру уже почти никого не осталось :-) Кстати, как выяснилось (избиратель на exit poll рассказала, я не знал), голосуют не только граждане Украины, но и любые другие граждане, постоянно проживающие в Крыму (что, в общем-то, для конкретно этого референдума справедливо). И такие приходили — если есть паспорт РФ, вид на жительство и местная прописка (или как она там на Украине называется?) — получали бюллетень и голосовали.

Ещё проводил exit poll. «Здравствуйте, вы голосовали сейчас? Если не секрет, за какой вариант?». Подавляющее большинство — «мы за Россию!», «за первый вариант», «в Россию», «Россия конечно, какие там могут быть варианты?», «Россия конечно», «Россия! домой! дождались наконец!».

И знаете что я вам скажу? Это очень сильное впечатление. Вот стоишь ты весь из себя такой умный, оппозиционер, вольнодумец, гражданский активист, все дела. И проходят мимо тебя люди, один за другим, старые и молодые, поодиночке, компаниями, семьями, и каждый не сговариваясь отвечает — «мы за Россию!». По-простому, без зауми. Такой их выбор. И, чёрт, это здорово. Я тоже за.

Ещё я трепался с теми, кто был на участке. Спросил у милиционеров, как они смотрят на перспективу однажды ночью мутировать в полицейских, те поржали и сказали, что им-то всё равно, система одинаковая. Потом ещё одного милиционера то же самое спросил, а он оказался не милиционер, а МЧСник. Ну кто ж знал, что на Украине МЧС носит погоны и фуражки размером больше армейских! :) Но получил долгий рассказ, как у них в Крыму с техоснащением всё плохо и продолжает плохеть, а у российских коллег, кто в командировки приезжал, всё здорово. Спросил у какого-то дядьки, что тёрся возле урн, кто он такой — оказалось, самооборона Крыма. Милиции вообще-то на участке быть не положено, поэтому они где-то в стороне, а эти вот тут. Разговорились, тот двинул спич — мол, я русский офицер, в 91 году Украине этой не присягнул, уволился, а теперь вот в самообороне, потому что достало! Вот в Россию вернёмся, может обратно на службу вернусь! А майдан этот… хм, ну это была не очень осмысленная часть спича. Очень кстати хороший мужик этот самооборонец (их там было много, и этот был главный), уважаю.

Правда, есть у меня к этой самообороне и вопросы. Или я уж не знаю к кому. На экзит-полле люди либо отвечали «мы за россию!», либо отказывались отвечать. Тех, кто ответил «второй вариант» или «украина» — единицы: я на своём листке из трёх с лишком сотен опрошенных таких отметил пять. Не все из тех, кто отказался (у меня их было около четверти), проголосовали «за украину» — кто-то просто не хочет отвечать, кто-то думает что я враг и майдановец (несколько раз, уточнив что мы русские от московской газеты, люди таки отвечали), но — сколько-то их есть, и, по идее, больше чем пять из трёхсот. Почему они не отвечают? Чего боятся?

Из забавного: кто-то из избирателей на моё «а за какой вариант, если не секрет?» ответил «у вас шапочки нет» и ушёл. WAT? Хм, ну ладно, мало ли кто на выборы ходит. Потом ещё один спрашивает — где, мол, шапочка? Забеспокоился, стал соображать, где бы фольги добыть на шапочку. Третьего расспросили — оказывается, по телевизору рассказали, что на выходе с участков будут разные люди опрашивать, но верить надо только тем, кто в специальных кепках! «Телевизор надо смотреть!» — припечатала и ушла. «Нда, давно меня не чморили за несмотренный телевизор», прокомментировал товарищ.

И так, в обстановке всеобщей любви, взаимопонимания и душевного подъёма, прошло утро и больше половины избирателей. А вот ближе к середине дня началась хрень.

С избирательным законодательством было всё мутно. На украинские законы всем чихать, хорошо знакомые нам российские не действуют пока, временное положение о референдуме написано общо и противоречиво.

В частности, там сказано, что при подсчёте голосов присутствует только комиссия и те, кому она позволит или кого попросит. Также сказано, что подсчёт должен быть прозрачным и открытым. Ну, мы и написали с утра заявлений в комиссию — мол, так и так, мы пресса, пустите нас на подсчёт голосов, чтобы всё было прозрачно и открыто. Те их взяли, но ничего с ними делать не стали — мол, уточним в ТИК. К середине дня до нас донесли следующее: мол, мы бы рады, но в ТИК вот говорят, что на других участках уже многим таким поотказывали, и если кого-то пустить, а кого-то нет, то там, где не пустили, возмущаться будут, так что вам тоже нет. Хм, ну ОК, они в своём праве…

К середине дня основная волна уже схлынула, явка была ощутимо за половину, и мы решили сверить наши данные по явке с комиссией, благо они как раз подавали сводку. Внезапно, цифры разошлись, у комиссии +150 голосов. Мы честно попробовали вспомнить, куда они могли у нас пропасть и как так вышло что, разница такая большая (не просрали ли какой-то из счётчиков? не оставляли ли урну без счетовода? вычли ли из их явки надомников? etc?), однако со всеми поправками выходило, что в урны было кинуто на 100-150 бюллетеней меньше, чем УИК указала в сводке.

Про всё это мы комиссии рассказали, и объяснили — мол, как-то это очень странно выглядит — такая разница (150 голосов — это даже для нашего большого участка на 2200 избирателей очень много) и комиссия не допускает наблюдателей на подсчёт. Мол, мы вас любим, вам верим, и в общем-то и сами по exit poll видим, что результат однозначный и разгромный — но всё-таки мы честные журналисты, что видим, то и пишем, а видим мы, что как будто бы комиссия готовится к фальсификации. Так что пустите на подсчёт, чтобы мы смогли убедиться что это не так и уехать спокойные и счастливые.

И на том разошлись.

В шесть вечера подошли ещё раз, думая что в этот момент передаётся сводка явки. Нет, не передаётся. Но вроде как решили всё уточнить, проверили по книгам, и выходит что явка такая-то. Сравнили с нашей цифрой, разница уменьшилась со 150 до 40 голосов. Это всё ещё многовато, но в рамках погрешности. Однако: 1) мы всё это время продолжали сидеть со счётчиком, и выходило, что по-нашему за прошедшее время прошло три сотни человек, а по-ихнему — две. Ну либо они в прошлый раз что-то не то насчитали и в ТИК отправили. 2) сводка в 6 вечера никуда не отправляется, это они вроде как решили нас успокоить и всё перепроверили. Однако, проверить их мы не можем, потому что в список избирателей журналистам нос совать не положено.

То есть, ничего не понятно. Цифра могла быть вообще с потолка. WTF?!

Тогда, говорим, пустите нас на подсчёт. Ну или вынесите формальное решение, что не пускаете, имеет комиссия такое право, пожалуйста. ОК, говорят, вынесем. И ничего не происходит, раз за разом.

Часам к семи вечера нам всё это надоело и мы пришли к председателю с большим и страшным диктофоном, давить и сраться. Не хотите пускать? Примите комиссией решение нас не пускать. Это не ваша юрисдикция? Ну так соберите заседание и решите на заседании что не ваша юрисдикция, а нам надо пойти в жо территориальную комиссию. И копию решения нам выдайте. Заседание попозже? ОК, попозже, но вот наши заявления, примите их. В смысле не можете принять потому что не ваше? Вы же ещё не читали, вы отметку о приёме поставьте — мол, поступило заявление, входящий номер такой-то. Отказываетесь принимать? Так принимайте, если не отказываетесь…

В какой-то момент председатель стала сбегать проконсультироваться по телефону с ТИК. Вот интересно: это вообще часто бывает, что УИК трусит и боится ставить хоть какие-то подписи. Но, поговорив с ТИК, всегда смелеет: там подсказывают, какое «правильное» решение принять. Тут же не помогало: нас посылали с нашими заявлениями на ху улицу Павленко в ТИК (мол, там подтвердили, что туда и надо), но только на словах, ни одного прикосновения ручкой к бумаге. ТИК тоже трусил и не знал что делать в этой простейшей ситуации? И все врут в глаза. Блин, как же мерзко :-(

В отсутствие предеседателя (она прибегала, мы обменивались парой фраз в духе пред-предыдущего абзаца, и убегала снова) я, за отсутствием иных опций, разводил уже полный балаган, пытаясь добиться под диктофон от секретаря комиссии ответа на вопрос «как вас зовут?», а от зампредседателя (молодой парень) — «где председатель?», «давайте пока председателя нет, вы его замените?» и «как зовут секретаря участковой комиссии?». Не сознавались оба :-)

Председатель успешно тянула время, впрочем. Заседание комиссии по вопросу «а давайте не будем пускать журналистов на подсчёт?» состоялось в без минуты закрытие, решение принято единогласно, пошли все вон отсюда. А копию решения? А некогда, потом возьмёте, когда голоса досчитаем.

Но мы ж настырные. Я и примкнувшая к нам как раз во время балагана девушка Ольга, корреспондент Новой Газеты (настоящий), остались под дверью участка ждать, пока досчитают.

Дождались.

— Людмила Анатольевна, а можно получить копию протокола? — «В ТИК.»
— Людмила Анатольевна, а протокол уже подписан? — Тишина.
— Людмила Анатольевна, вы едете в ТИК с неподписанным протоколом? Какие вообще результаты по нашему участку? — Тишина.
— Людмила Анатольевна, а в ТИК копию получать у вас, или ещё у кого-то? Тишина.
— Людмила Анатольевна, а вы сюда ещё вернётесь с протоколом, или вы в ТИК насовсем с протоколом? «Насовсем.»
— Людмила Анатольевна, а можно ли получить копию решения комиссии о том, что прессу на подсчёт не пускать? Где, у кого её получить? — Тишина.

Ни-че-го.

Короче, «заседание комиссии», видимо, было фейком (они просто руками там помахали, никто и не собирался это заседание на бумаге как-то оформлять), как считали голоса — непонятно (никого кроме комиссии и самообороны при подсчёте там не было), протокол повезли в ТИК неподписанным (нарисовать там могли что угодно, могли и заново написать — бюллетени все под рукой, наблюдателей нет). Заявления те наши выбросили в мусорку видимо, никаких подписанных комиссией подтверждений того, что мы вообще хотели остаться на подсчёт и получить копии документов, не существует. О результатах подсчёта голосов на участке мне не известно ничего: нам не то что копию протокола не дали — я тупо не знаю результата по участку. Нам не сказали.

Меня читает кто-нибудь из Симферополя? Я понимаю, время мутное, всё непонятно, но всё же — историческое событие, государственной важности дело, и тут такой беспредел и херня :( Как бы мне/нам председалице этой шпингалет в зад вставить за такое? Метафизический, легальным образом. Лермоненко (?) Людмила Анатольевна, участок 8054 (Киевская 116а) Железнодорожного района. Диктофонные записи всего и видеозаписи части этой движухи у нас есть, возможность передать какие-то бумаги в Симферополь — тоже, в принципе.

Я реально зол. Так выборы не делаются.

Очень обидно, на самом деле. Потому что несмотря на всю вот эту херню, которую устроила комиссия, референдум на нашем участке определённо состоялся. Народ изъявил свою волю, неиллюзорно. Я никогда ничего подобного не видел, и не факт что ещё увижу когда-нибудь. We, the people как оно есть.

Вне зависимости от того, что в итоге будет в протоколе, мы видели своими глазами явку под 75% и результат «за Россию» не менее 75% (а скорее больше, 85% или что-то вроде того). Можно говорить о нарушениях, телевизоре, биллбордах, вежливых людях и всём таком, но такие результаты нарушениями не делаются: здесь и сейчас, на обычном участке обычного спального района Симферополя vox populi был — «Мы за Россию!». Так и отвечали на exit poll. У этого решения этого народа будут последствия — может хорошие, может плохие. Этих людей ждёт масса неприятных сюрпризов, если они реально присоединятся к РФ. Но они так решили.

По крайней мере, я не видел признаков обратного.

Уже тут, отдыхая в каком-то съёмном доме в частном секторе (хм, точно не знаю, но вроде где-то в Симферополе!) получил смс — мол, штаб ложится спать, мы все молодцы, и не забудьте отписаться когда окажетесь в России. Ответил, что, к худу или к добру, мы там уже оказались.

Но завтрашний обратный рейс пока международный.

Доброй ночи.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/301901.html

Яндекс.Музыка

К празднику (вы там за интернет-войнами не забыли, что в понедельник день св. Патрика?) принёс коллегам из Яндекс.Музыки хороший, правильный плейлист, и они его повесили на главную страницу сервиса вместо той печали, что вешали на ДСП в прошлом году. Везде бы так!

http://music.yandex.ru/#!/users/music-blog/playlists/1163

Кстати: да, в Я.Музыке дофига всего нет, но порой поражаешься, сколько же всего там всего есть!

А вместо парада, думается, завтра разумнее сходить на марш. Причин масса, и то, что ссылка у вас скорее всего не открывается — одна из них. Вот ссылка через вебпрокси, так пока работает. Начало на Пушкинской, 13:00. Мероприятие согласовано, если это имеет для вас значение. И если вам непонятно, причём тут ДСП — вспомните, что случилось с парадом на Арбате в 2011.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/301569.html

Прекрасное далёко

На выходных съездил в Киев. Войны в Киеве нет, всё тихо и мирно (только дымом в центре очень пахнет), границы открыты (были, по крайней мере), народу на пятничном рейсе из Москвы, как всегда, полный самолёт. Зато война есть в телевизорах, фейсбучеках и в головах, поэтому нервные все до жути.

Собственно, у меня был квест — «приехать в Киев и ни с кем за политику не поругаться» — в прошлый раз я его проходил в январе на уровне сложности hard (и прошёл), в этот раз — на nightmare, и, увы, зафейлил. Впрочем, как поругались, так и помирились, политика сейшну не помеха.

http://breqwas.net/dropbox/sessions/2014-03-08%20Kiev/old_cross.mp3

Ссылка, если плеер не играет. Кажется, хорошо вышло.

А на следующих выходных (хм, это же уже завтра! ой блииин…) — в Симферополь, наблюдателем на референдум. Выборы — это лучше, чем война, и на конкретно эти выборы я хочу посмотреть своими глазами.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/301445.html

Солнечногорск

Пока нормальные люди праздновали зимнее солнцестояние и Hearth’s Warming Eve, я это воскресенье опять провёл на баррикадах выборах. Внеочередные выборы главы Солнечногорского района Московской Области, участок №2986. Это мои седьмые выборы.

Дисклеймер для незнакомцев, пришедших по ссылкам: я рассказываю то, что видел и слышал, так, как запомнил. Я могу ошибаться или что-то путать. Это частные заметки в личном блоге.

Вообще, давненько я не был на выборах вот так, по-честному — не с решающим голосом, не мобильной группой, а просто чуваком, который припёрся на не оснащённый КОИБом незнакомый участок с заявлением о назначении членом с совещательным голосом, спеллбуком книжечкой ФЗ-67 «Об основных гарантиях избирательных прав…», дорожной картой, чистой бумагой и копиркой для жалоб и заявлений и, главное, терпением. Очень полезный экcпириенс, освежает. Причём в этот раз на участке я был один.

Один я был поставлен из тех соображений, что я вроде как опытный, а в поддержку мне будут наблюдатели от дружественных оппозиционных кандидатов. Уважаемые координаторы! Так нельзя. От этих «дружественных» нет никакого толку, потому что это те самые бабули, которым надо получить копию протокола и поменять её на 1500 рублей в штабе кандидата. На них нельзя положиться, им нельзя ничего поручить, они не примут мою сторону в конфликте, им нет дела до происходящего и хочется поскорее домой, а я мешаю. Находиться в одном помещении с двумя дюжинами человек, которые тебя ненавидят, конфликтовать с ними и достигать каких-то результатов, когда некому прикрыть тебе спину — очень трудно. Не говоря уж о том, что это просто издевательство над ответственным наблюдателем — он не может следить за урнами, смотреть что пишется в книги, ругаться с председателем, писать жалобу и бегать ловить скупщиков голосов одновременно, но будет пытаться. Но это я забегаю вперёд.

Впервые за всю свою практику опоздал на участок. Уважаемые координаторы, дожидаясь опоздавших, задержали автобус на сорок минут, и ровно на эти сорок минут позже чем надо я на участке и объявился. Но, кажется, немного потерял. Для начала сделал фоточку:

И получил на неё ожидаемую реакцию.

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_1.mp3

Очень не любят наши избирательные комиссии фотографироваться. И ведь председатель даже не попала в кадр! Ещё больше они не любят ответы вида «я здесь снимаю потому что мне так хочется», «я здесь стою потому что мне хочется стоять именно здесь» и «нет», и считают, что если на человека строго прикрикнуть, то он изменит свои намерения. Видимо, я действительно набрался опыта — любой интенсивности психическую атаку целого директора школы теперь выдерживаю на раз. Раньше так не умел. Про это часто говорят на тренингах для наблюдателей, но пока не увидишь сам — не веришь: они все люди подневольные, а потому довольно трусливые. Вот и в этот раз достаточно было выдержать первый окрик, а потом влезть в документы и найти там косяков (они есть у любой не привыкшей к наблюдателям комиссии в примерно одних и тех же местах), и грозный тон перешёл в просительный и униженный. «Артёмушка, ну послушайте, ну мы же сейчас исправим, мы не знали просто, мы ж так…» Бррр. Документально фиксировать косяки не стал, в надежде на сотрудничество, а не конфликт в дальнейшем. Зря надеялся, как потом выяснилось.

Сижу на участке, наблюдаю. Уже рассвело. Подходит какая-то тётенька-избиратель и спрашивает — «а у вас отмечаться?». Не понимаю, но подозреваю что-то интересное, аккуратно уточняю о чём речь. «Ну нам всем вчера сказали, что кто за Якунина голосует, тем отметиться у мужчины с синей папочкой». А у меня в руках, действительно, сине-зелёная папочка, всякие выборные бумаги я там держу. Начал расспрашивать дальше, но тут тётенька сообразила что что-то не так и свалила. Тут я вспомнил, что у кого-то там отмечаться пыталась и наблюдатель этого Якунина. Не того, который РЖД и шубохранилище, а того, который кандидат от власти и ВрИО главы Солнечногорского района.

Выглядываю в окно — и правда, за воротами школы стоит с синей папочкой, только женщина. Выхожу с участка, просто прохожу мимо — не обратила внимания. Подошёл конкретно к ней — выжидающе посмотрела, потом начала толкать текст про «примите участие в анонимном опросе на выходе из участка». В общем, повторялась история с Жуквыборов, с двухступенчатой скупкой голосов и отмечальщиками, выдающими себя за экзитпольщиков.

Отзвонился в штаб, сообщил. Там предложили поохотиться на скупщиков, если есть на кого оставить участок, но оставлять было не на кого. Тогда, говорят, озадачьте полицию на участке. Хм, а действительно — кому ж, как не нашей доблестной полиции, заниматься ловлей правонарушителей. Подошёл, изложил факты устно. Те ухмыльнулись и поблагодарили за сообщение. Спросил, как именно к ним обратиться письменно. Оба задумались, старший пообещал уточнить. Я сел писать заявление.

Подошёл старший, сказал как писать шапку, но, мол, я принять у вас заявление не могу (наверняка врал), так что ждите дежурную чего-то там. ОК, жду.

Подъехал полицейский «козлик» (блин, как-то не сочетаются эти два слова), приходят ещё два товарища, ППСники. Смотрят заявление, вздыхают. Пытаются понять, чего мне надо. Мне надо, чтобы доблестная полиция переловила скупщиков голосов, если такие имеются. Понимания не нахожу. Сходимся на том, что мне надо подать заявление. Принимают, выдают ещё один бланк — объяснение. Мол, изложите факты теперь здесь. Что, ещё раз всё переписать? Да, можете переписать. А я что, на участке скучно, чего б не переписать. Переписал, «написано собственноручно», фамилия, подпись. Забрали, уехали. Дальнейшая судьба этих бумаг мне неизвестна :-) На память осталась только копия (копирка — лучший друг наблюдателя) с отметкой о приёме.

Тётенькой с синей папкой так никто и не заинтересовался. К середине дня она куда-то пропала сама.

Сижу на участке, наблюдаю. Приходит какой-то хрен начальственного вида с небольшой свитой, обходит участок, перекидывается парой слов с председателем, подходит к наблюдателям — «Ну что, как, всё нормально проходит?». Обращается вроде как ко мне. «- А вы кто, если не секрет? — Я? Кандидат! — А какой кандидат? Фамилию скажите пожалуйста.» Махнул рукой, ушёл.

Подошёл к стенду с информацией о кандидатах, посмотреть кто это был. Ну да, Якунин и был. Который ВрИО и избирателей подкупает.

А, да. Конечно, как и всегда, соцслужбы обработали местных бабушек насчёт проголосовать, собрали заявления на надомное голосование с тех, кто сам не может прийти, и поставили своих людей в наблюдатели проследить, чтобы пришли остальные. Я не знаю, что там за кнуты/пряники идут в ход, но дисциплинированее бабушек избирателей нет.

Эй, чуваки, которые думают, что политика к вам не относится, что выборы — это пффф, разводка для лохов, а вы умнее и выше этого! Пока вы так думаете, пенсионеры и их соцработники избирают вам власть.

Сижу на участке, наблюдаю — примерно из той точки, откуда первая фотка сделана. И тут начинается какая-то нездоровая движуха у дальнего стола — выстраивается очередь, и именно к нему, и за толпой вообще непонятно, что там происходит. Перемещаюсь поближе, встаю около полиции, смотрю. Приходит председатель и просит требует вернуться «на своё место». Упорно так требует.

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_4.mp3

А я никуда не хочу идти, я хочу смотреть, как выдают бюллетени за крайним столом. Там, собственно, ничего предосудительного как бы и не происходит — нормальные люди, много парочек и родителей с детьми, никакие не карусельщики вроде, берут все по одному бюллетеню и идут голосовать.

А председатель уже кричит. Громко. И ведь это не минуту продолжается, не пять, не десять… Эх, не передают записи правды жизни.

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_3.mp3

Патовая ситуация, в общем-то — я не могу сделать чтобы она не кричала (отвечаю что-то, но даже не суть что), она не может сделать чтобы я ушёл «на место» (не за ухо же меня тащить). Полиция ей не поможет — они на участках вроде пугала, ни во что не вмешиваются, пока могут не вмешиваться. Выгнать — себе дороже: с утреца на участок заглядывала наша мобильная группа (в которой чуваки покруче меня) и начала было их строить — понимание, что вместо меня немедленно появится такое же, но ещё хуже, у председателя было, и кажется это и спасло меня от удаления в итоге. Принять, что в её родной школе кто-то, кто её не начальство, может класть болт на неё и её решения — тоже не вариант.

В итоге толпа рассосалась, председатель ушла за свой стол, пообещав меня сейчас удалить, я ушёл за свой стул писать жалобу. Написал, подал, получил в ответ заполненную рыбу отказа (кликабле):

Написал ещё одну, в ТИК («мотивировочная часть в решении УИК отсутствует», «прошу указать комиссии на недопустимость ограничения законных прав», etc, etc…), передал с мобильной группой. Там её ближе к вечеру рассмотрели и тоже отклонили (хотя наши крутые чуваки за неё бились), но моя комиссия об этом, кажется, не узнала. И хорошо. :-)

Близился роковой час закрытия участков. Председатель и комиссия меня уже держат за лютого врага, всех вокруг (и других наблюдателей тоже) сильно утомил временами начинающийся крик (а виноватым в нём считали меня, хотя кричала вроде как председатель по собственной инициативе). Обменялись с комиссией ещё несколькими официальными посланиями — «заявляю», «уведомляю», «комиссия постановила», «обращаю внимание комиссии на то, что». Обстановка накалённая.

Восемь. Участок закрывается, просыпается мафия начинается подведение итогов голосования. У него, среди прочего, есть три этапа, выполняемых последовательно: подсчёт и гашение неиспользованных бюллетеней, подсчёт количества выданных бюллетеней по списку избирателей, сортировка и подсчёт бюллетеней в урнах. Последовательность (и ни в коем случае не параллельность) этапов важна: так сложнее подогнать цифры, если был вброс или ещё какая упячка.

Секретарь выуживает из сейфа пачки неиспользованных бюллетеней и вроде начинает что-то с ними делать, а я в это время вижу, как вся комиссия пишет что-то ручками в книгах. Подхожу (даже подбегаю) — нет, мёртвых душ не вписывают (и то хорошо), просто подбивают итоги — но и этого им делать ещё не положено. «Уважаемый председатель, обращаю ваше внимание на то, что члены комиссии… согласно пункту такому-то статьи такой-то не допускается одновременное…». Председатель ненавидит меня ещё больше (совершаю резкие движения, чего-то опять хочу, всех достал уже), но — это косяк, и косяк грубый. Рявкает на комиссию «убрали все книги!», и…

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_2.mp3

Блин, мне даже стыдно стало. Довёл человека. Хотя, в общем-то, человек сам себя довёл…

В общем, дальше считали и гасили пустые бюллетени. Я раньше уже видел, как бюллетени гасили (кроме банальных ножниц) топором и дрелью. На этом участке в ход пошла ножовка. Ну, тоже вариант :-)

Работа со списком избирателей, aka «подбить книги». Подбили, внесли данные в увеличенную форму. «Согласно пункту такому-то статьи 68 федерального закона, теперь члены с совещательным голосом имеют право убедиться в правильности подсчёта» — «Да ты зае…» — «Да пусть проверяет, чтоб ему…»

Проверяю одну книгу — ту, что была за крайним столом. Сходится.

Подсчёт голосов. Согласно спеллбуку ФЗ-67, бюллетени сортируются в пачки по кандидатам по одному, с оглашением каждого и демонстрацией отметки наблюдателям и членам с ПСГ, и потом примерно так же пересчитываются. Это мучительно медленно, но не так медленно, как можно подумать — скажем, если на оглашение и демонстрацию каждого положить (с запасом) три секунды, а на пересчёт — одну, то 713 бюллетеней нашего участка можно было бы посчитать меньше чем за час. Адекватные наблюдатели обычно не настаивают на полном соблюдении процедуры, и согласны на сортировке по-быстрому, в много рук и без оглашения, если подсчёт пачек будет по-правильному. Тогда можно за полчаса управиться.

Но это если делать по-человечески, чего не происходит. Во-первых, наши избирательные комиссии предпочитают близко наблюдателей и ПСГ не подпускать и вести «открытый и гласный» подсчёт как-то так:

Во-вторых, если к вышеописанной процедуре добавить истерики, сцены, попытки прогнать ПСГ от стола где идёт подсчёт, заманчивые предложения насчёт удалить ПСГ, споры о трактовке некоторых пунктов 68й статьи закона и прочую упячку, то тогда не полчаса, а гораздо дольше, конечно. И самое удивительное в этом, что при зашкаливающем градусе ненависти ко мне, они-таки пересчитали бюллетени как надо. Не знаю, почему.

Цифры сошлись.

А потом наступает этот удивительный момент, когда все всем всё прощают. :-) Он всегда наступает, когда сходятся цифры в УФП или КОИБ печатает протокол, и всякий раз удивителен :-) Для поправки попорченной кармы подарил им нашу дорожную карту («следуйте этой инструкции, и к вашим выборам не прикопается ни один наблюдатель») и пару настоящих олимпийских сторублёвок, и с трудом отбился от предложенного чая с тортиком. :-) (нет, правда!) Председатель извинилась за несдержанность, порасспрашивала про нашу наблюдательскую движуху и наконец-то поверила в то, что я с самого начала говорил — что я над ней не издеваюсь и против неё ничего не имею. :-)

А я действительно не имею. Просто пока момент не настал, ты не знаешь — пытаются тебя выгнать в дальний угол потому что порядок быть должон, или потому что у них там за крайним столом, не знаю, раздача заполненных бюллетеней карусельщикам производится. Не хотят они пересчитывать пачку перекладыванием, а не по уголкам, потому что им лень и домой хочется, или потому что там пол-стопки от соседнего кандидата подложено. Ненавидят они тебя потому что ты малолетний пижон из Москвы, который к ним на день приехал и жизни их учит, или потому что им надо вброс оформить, а если ты просечёшь, то они под суд пойдут.

Я всегда очень рад, когда нервотрёпка, которая из-за наличия меня на участке случается у этих тётушек, оказывается незаслуженной. Правда.

Расстались хорошо.

… … …

Резюме:

— несмотря на массу процедурных нарушений, по сути дела комиссия не мухлевала — что избиратели наголосовали, то и попало в протокол (по крайней мере, я не увидел признаков обратного)
— однако, чистыми/честными выборы на участке не были — к сожалению, подкуп избирателей действующей властью (привет, Якунин Александр Владимирович) полицию не интересует, а давление на избирателей пожилого возраста у нас так и вообще норма
— я очень круто прокачал скилл «говорить о деле, даже если собеседник истерит и тебя ненавидит», но теперь бы неплохо научиться делать так, чтобы собеседники не истерили и не начинали меня ненавидеть

Такие дела.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/300270.html