Симферополь

Пока нормальные люди праздновали канун дня святого Патрика, я опять наблюдал на выборах. И не где-то, а в Симферополе, на референдуме о статусе полуострова. Это мои восьмые выборы.

Дисклеймер для незнакомцев, пришедших по ссылкам: я рассказываю то, что видел и слышал, так, как запомнил. Я могу ошибаться или что-то путать. Это частные заметки в личном блоге.

Ещё дисклеймеры: я нейтрален, за наблюдение мне никто не платил, билеты до Симферополя и обратно (8 тыс р, между прочим!) и прочие траты я оплатил из собственного кармана. inb4 «так не бывает»: не судите по себе. Я также прошу не приписывать мне никаких мнений про легитимность референдума, его полезность, про «вежливых людей», про майданы и антимайданы, беркут, титушек, путина, обаму, януковича и чёрта в ступе — этот пост не о том.

Я присоединился к ребятам из Хорошего Дела, @GoodDeedsMoscow — мы раньше не были знакомы, но они правда хорошие, надеюсь что не в последний раз :-)

Текст писан «с колёс», я мало спал и день был длинный, так что возможно там есть какое-то количество хрени, завтра поправлю если что.

В целом, условия совсем не те, что на выборах в России: правовой базы почти нет, на какие законы опираться — непонятно, ну и в целом хаос и бардак. Плюс и нас было мало, буквально десять человек. Поэтому задача предотвращать нарушения (как бывает на выборах с хорошим покрытием) не стояла: ни ресурсов, ни смысла. Решили поставить такую: независимо оценить результат на паре типичных участков и сравнить с официальными результатами на этих и окрестных. Явку оцениваем тупо считая людей, результат — exit poll’ом.

И мы вчетвером пошли на участок.

И вроде всё как у нас: школа, флаги, урны, комиссия, списки, характерная тётенька-председатель — но нет, это пока ещё не РФ. :-)

Во-первых, нам там были рады! То есть, никогда вообще такого не встречал — меня на выборах терпели, не обращали внимания, обращали и пытались выгнать, что угодно — но чтобы комиссия в полном составе обрадовалась команде наблюдателей из Москвы — это я, видимо, видел в первый и последний раз. Приятно, не скрою :-) Жаль не до конца.

Во-вторых, имела место быть несколько расслабленно-бардачная обстановка. То есть, например, паспорт у меня так за весь день и не спросили, я мог бы под чужим именем там весь день болтаться, и никто бы не узнал. Или, скажем, экзит-полл мы проводили не за забором школы (как делали бы в России), и даже не на крыльце, а прямо в помещении, чуть поодаль. Ну не хотелось нам под дождём на улице мёрзнуть, и избирателей так удобнее ловить. Это не очень хорошо (агитация на участке вроде как), но против никто не был :-) Или вот урна — никогда я так близко не сидел (когда не ПРГ) к такой прозрачной урне:

Считал явку, в кои-то веки пригодился механический счётчик. Явка была бешеная, особенно по российским меркам — первые сто голосов (из примерно 2200 избирателей на участке) я нащёлкал минут за пятнадцать, а за половину перевалило к полудню, кажется. После российских выборов (где явка в 40% — очень ОК, а 60% — подозрение на фальсификацию) выглядело это так, что пришли голосовать вообще все — пенсионеры поутру, а семьи и молодёжь днём. И ещё торопились пораньше успеть, к вечеру уже почти никого не осталось :-) Кстати, как выяснилось (избиратель на exit poll рассказала, я не знал), голосуют не только граждане Украины, но и любые другие граждане, постоянно проживающие в Крыму (что, в общем-то, для конкретно этого референдума справедливо). И такие приходили — если есть паспорт РФ, вид на жительство и местная прописка (или как она там на Украине называется?) — получали бюллетень и голосовали.

Ещё проводил exit poll. «Здравствуйте, вы голосовали сейчас? Если не секрет, за какой вариант?». Подавляющее большинство — «мы за Россию!», «за первый вариант», «в Россию», «Россия конечно, какие там могут быть варианты?», «Россия конечно», «Россия! домой! дождались наконец!».

И знаете что я вам скажу? Это очень сильное впечатление. Вот стоишь ты весь из себя такой умный, оппозиционер, вольнодумец, гражданский активист, все дела. И проходят мимо тебя люди, один за другим, старые и молодые, поодиночке, компаниями, семьями, и каждый не сговариваясь отвечает — «мы за Россию!». По-простому, без зауми. Такой их выбор. И, чёрт, это здорово. Я тоже за.

Ещё я трепался с теми, кто был на участке. Спросил у милиционеров, как они смотрят на перспективу однажды ночью мутировать в полицейских, те поржали и сказали, что им-то всё равно, система одинаковая. Потом ещё одного милиционера то же самое спросил, а он оказался не милиционер, а МЧСник. Ну кто ж знал, что на Украине МЧС носит погоны и фуражки размером больше армейских! :) Но получил долгий рассказ, как у них в Крыму с техоснащением всё плохо и продолжает плохеть, а у российских коллег, кто в командировки приезжал, всё здорово. Спросил у какого-то дядьки, что тёрся возле урн, кто он такой — оказалось, самооборона Крыма. Милиции вообще-то на участке быть не положено, поэтому они где-то в стороне, а эти вот тут. Разговорились, тот двинул спич — мол, я русский офицер, в 91 году Украине этой не присягнул, уволился, а теперь вот в самообороне, потому что достало! Вот в Россию вернёмся, может обратно на службу вернусь! А майдан этот… хм, ну это была не очень осмысленная часть спича. Очень кстати хороший мужик этот самооборонец (их там было много, и этот был главный), уважаю.

Правда, есть у меня к этой самообороне и вопросы. Или я уж не знаю к кому. На экзит-полле люди либо отвечали «мы за россию!», либо отказывались отвечать. Тех, кто ответил «второй вариант» или «украина» — единицы: я на своём листке из трёх с лишком сотен опрошенных таких отметил пять. Не все из тех, кто отказался (у меня их было около четверти), проголосовали «за украину» — кто-то просто не хочет отвечать, кто-то думает что я враг и майдановец (несколько раз, уточнив что мы русские от московской газеты, люди таки отвечали), но — сколько-то их есть, и, по идее, больше чем пять из трёхсот. Почему они не отвечают? Чего боятся?

Из забавного: кто-то из избирателей на моё «а за какой вариант, если не секрет?» ответил «у вас шапочки нет» и ушёл. WAT? Хм, ну ладно, мало ли кто на выборы ходит. Потом ещё один спрашивает — где, мол, шапочка? Забеспокоился, стал соображать, где бы фольги добыть на шапочку. Третьего расспросили — оказывается, по телевизору рассказали, что на выходе с участков будут разные люди опрашивать, но верить надо только тем, кто в специальных кепках! «Телевизор надо смотреть!» — припечатала и ушла. «Нда, давно меня не чморили за несмотренный телевизор», прокомментировал товарищ.

И так, в обстановке всеобщей любви, взаимопонимания и душевного подъёма, прошло утро и больше половины избирателей. А вот ближе к середине дня началась хрень.

С избирательным законодательством было всё мутно. На украинские законы всем чихать, хорошо знакомые нам российские не действуют пока, временное положение о референдуме написано общо и противоречиво.

В частности, там сказано, что при подсчёте голосов присутствует только комиссия и те, кому она позволит или кого попросит. Также сказано, что подсчёт должен быть прозрачным и открытым. Ну, мы и написали с утра заявлений в комиссию — мол, так и так, мы пресса, пустите нас на подсчёт голосов, чтобы всё было прозрачно и открыто. Те их взяли, но ничего с ними делать не стали — мол, уточним в ТИК. К середине дня до нас донесли следующее: мол, мы бы рады, но в ТИК вот говорят, что на других участках уже многим таким поотказывали, и если кого-то пустить, а кого-то нет, то там, где не пустили, возмущаться будут, так что вам тоже нет. Хм, ну ОК, они в своём праве…

К середине дня основная волна уже схлынула, явка была ощутимо за половину, и мы решили сверить наши данные по явке с комиссией, благо они как раз подавали сводку. Внезапно, цифры разошлись, у комиссии +150 голосов. Мы честно попробовали вспомнить, куда они могли у нас пропасть и как так вышло что, разница такая большая (не просрали ли какой-то из счётчиков? не оставляли ли урну без счетовода? вычли ли из их явки надомников? etc?), однако со всеми поправками выходило, что в урны было кинуто на 100-150 бюллетеней меньше, чем УИК указала в сводке.

Про всё это мы комиссии рассказали, и объяснили — мол, как-то это очень странно выглядит — такая разница (150 голосов — это даже для нашего большого участка на 2200 избирателей очень много) и комиссия не допускает наблюдателей на подсчёт. Мол, мы вас любим, вам верим, и в общем-то и сами по exit poll видим, что результат однозначный и разгромный — но всё-таки мы честные журналисты, что видим, то и пишем, а видим мы, что как будто бы комиссия готовится к фальсификации. Так что пустите на подсчёт, чтобы мы смогли убедиться что это не так и уехать спокойные и счастливые.

И на том разошлись.

В шесть вечера подошли ещё раз, думая что в этот момент передаётся сводка явки. Нет, не передаётся. Но вроде как решили всё уточнить, проверили по книгам, и выходит что явка такая-то. Сравнили с нашей цифрой, разница уменьшилась со 150 до 40 голосов. Это всё ещё многовато, но в рамках погрешности. Однако: 1) мы всё это время продолжали сидеть со счётчиком, и выходило, что по-нашему за прошедшее время прошло три сотни человек, а по-ихнему — две. Ну либо они в прошлый раз что-то не то насчитали и в ТИК отправили. 2) сводка в 6 вечера никуда не отправляется, это они вроде как решили нас успокоить и всё перепроверили. Однако, проверить их мы не можем, потому что в список избирателей журналистам нос совать не положено.

То есть, ничего не понятно. Цифра могла быть вообще с потолка. WTF?!

Тогда, говорим, пустите нас на подсчёт. Ну или вынесите формальное решение, что не пускаете, имеет комиссия такое право, пожалуйста. ОК, говорят, вынесем. И ничего не происходит, раз за разом.

Часам к семи вечера нам всё это надоело и мы пришли к председателю с большим и страшным диктофоном, давить и сраться. Не хотите пускать? Примите комиссией решение нас не пускать. Это не ваша юрисдикция? Ну так соберите заседание и решите на заседании что не ваша юрисдикция, а нам надо пойти в жо территориальную комиссию. И копию решения нам выдайте. Заседание попозже? ОК, попозже, но вот наши заявления, примите их. В смысле не можете принять потому что не ваше? Вы же ещё не читали, вы отметку о приёме поставьте — мол, поступило заявление, входящий номер такой-то. Отказываетесь принимать? Так принимайте, если не отказываетесь…

В какой-то момент председатель стала сбегать проконсультироваться по телефону с ТИК. Вот интересно: это вообще часто бывает, что УИК трусит и боится ставить хоть какие-то подписи. Но, поговорив с ТИК, всегда смелеет: там подсказывают, какое «правильное» решение принять. Тут же не помогало: нас посылали с нашими заявлениями на ху улицу Павленко в ТИК (мол, там подтвердили, что туда и надо), но только на словах, ни одного прикосновения ручкой к бумаге. ТИК тоже трусил и не знал что делать в этой простейшей ситуации? И все врут в глаза. Блин, как же мерзко :-(

В отсутствие предеседателя (она прибегала, мы обменивались парой фраз в духе пред-предыдущего абзаца, и убегала снова) я, за отсутствием иных опций, разводил уже полный балаган, пытаясь добиться под диктофон от секретаря комиссии ответа на вопрос «как вас зовут?», а от зампредседателя (молодой парень) — «где председатель?», «давайте пока председателя нет, вы его замените?» и «как зовут секретаря участковой комиссии?». Не сознавались оба :-)

Председатель успешно тянула время, впрочем. Заседание комиссии по вопросу «а давайте не будем пускать журналистов на подсчёт?» состоялось в без минуты закрытие, решение принято единогласно, пошли все вон отсюда. А копию решения? А некогда, потом возьмёте, когда голоса досчитаем.

Но мы ж настырные. Я и примкнувшая к нам как раз во время балагана девушка Ольга, корреспондент Новой Газеты (настоящий), остались под дверью участка ждать, пока досчитают.

Дождались.

— Людмила Анатольевна, а можно получить копию протокола? — «В ТИК.»
— Людмила Анатольевна, а протокол уже подписан? — Тишина.
— Людмила Анатольевна, вы едете в ТИК с неподписанным протоколом? Какие вообще результаты по нашему участку? — Тишина.
— Людмила Анатольевна, а в ТИК копию получать у вас, или ещё у кого-то? Тишина.
— Людмила Анатольевна, а вы сюда ещё вернётесь с протоколом, или вы в ТИК насовсем с протоколом? «Насовсем.»
— Людмила Анатольевна, а можно ли получить копию решения комиссии о том, что прессу на подсчёт не пускать? Где, у кого её получить? — Тишина.

Ни-че-го.

Короче, «заседание комиссии», видимо, было фейком (они просто руками там помахали, никто и не собирался это заседание на бумаге как-то оформлять), как считали голоса — непонятно (никого кроме комиссии и самообороны при подсчёте там не было), протокол повезли в ТИК неподписанным (нарисовать там могли что угодно, могли и заново написать — бюллетени все под рукой, наблюдателей нет). Заявления те наши выбросили в мусорку видимо, никаких подписанных комиссией подтверждений того, что мы вообще хотели остаться на подсчёт и получить копии документов, не существует. О результатах подсчёта голосов на участке мне не известно ничего: нам не то что копию протокола не дали — я тупо не знаю результата по участку. Нам не сказали.

Меня читает кто-нибудь из Симферополя? Я понимаю, время мутное, всё непонятно, но всё же — историческое событие, государственной важности дело, и тут такой беспредел и херня :( Как бы мне/нам председалице этой шпингалет в зад вставить за такое? Метафизический, легальным образом. Лермоненко (?) Людмила Анатольевна, участок 8054 (Киевская 116а) Железнодорожного района. Диктофонные записи всего и видеозаписи части этой движухи у нас есть, возможность передать какие-то бумаги в Симферополь — тоже, в принципе.

Я реально зол. Так выборы не делаются.

Очень обидно, на самом деле. Потому что несмотря на всю вот эту херню, которую устроила комиссия, референдум на нашем участке определённо состоялся. Народ изъявил свою волю, неиллюзорно. Я никогда ничего подобного не видел, и не факт что ещё увижу когда-нибудь. We, the people как оно есть.

Вне зависимости от того, что в итоге будет в протоколе, мы видели своими глазами явку под 75% и результат «за Россию» не менее 75% (а скорее больше, 85% или что-то вроде того). Можно говорить о нарушениях, телевизоре, биллбордах, вежливых людях и всём таком, но такие результаты нарушениями не делаются: здесь и сейчас, на обычном участке обычного спального района Симферополя vox populi был — «Мы за Россию!». Так и отвечали на exit poll. У этого решения этого народа будут последствия — может хорошие, может плохие. Этих людей ждёт масса неприятных сюрпризов, если они реально присоединятся к РФ. Но они так решили.

По крайней мере, я не видел признаков обратного.

Уже тут, отдыхая в каком-то съёмном доме в частном секторе (хм, точно не знаю, но вроде где-то в Симферополе!) получил смс — мол, штаб ложится спать, мы все молодцы, и не забудьте отписаться когда окажетесь в России. Ответил, что, к худу или к добру, мы там уже оказались.

Но завтрашний обратный рейс пока международный.

Доброй ночи.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/301901.html

Яндекс.Музыка

К празднику (вы там за интернет-войнами не забыли, что в понедельник день св. Патрика?) принёс коллегам из Яндекс.Музыки хороший, правильный плейлист, и они его повесили на главную страницу сервиса вместо той печали, что вешали на ДСП в прошлом году. Везде бы так!

http://music.yandex.ru/#!/users/music-blog/playlists/1163

Кстати: да, в Я.Музыке дофига всего нет, но порой поражаешься, сколько же всего там всего есть!

А вместо парада, думается, завтра разумнее сходить на марш. Причин масса, и то, что ссылка у вас скорее всего не открывается — одна из них. Вот ссылка через вебпрокси, так пока работает. Начало на Пушкинской, 13:00. Мероприятие согласовано, если это имеет для вас значение. И если вам непонятно, причём тут ДСП — вспомните, что случилось с парадом на Арбате в 2011.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/301569.html

Прекрасное далёко

На выходных съездил в Киев. Войны в Киеве нет, всё тихо и мирно (только дымом в центре очень пахнет), границы открыты (были, по крайней мере), народу на пятничном рейсе из Москвы, как всегда, полный самолёт. Зато война есть в телевизорах, фейсбучеках и в головах, поэтому нервные все до жути.

Собственно, у меня был квест — «приехать в Киев и ни с кем за политику не поругаться» — в прошлый раз я его проходил в январе на уровне сложности hard (и прошёл), в этот раз — на nightmare, и, увы, зафейлил. Впрочем, как поругались, так и помирились, политика сейшну не помеха.

http://breqwas.net/dropbox/sessions/2014-03-08%20Kiev/old_cross.mp3

Ссылка, если плеер не играет. Кажется, хорошо вышло.

А на следующих выходных (хм, это же уже завтра! ой блииин…) — в Симферополь, наблюдателем на референдум. Выборы — это лучше, чем война, и на конкретно эти выборы я хочу посмотреть своими глазами.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/301445.html

Солнечногорск

Пока нормальные люди праздновали зимнее солнцестояние и Hearth’s Warming Eve, я это воскресенье опять провёл на баррикадах выборах. Внеочередные выборы главы Солнечногорского района Московской Области, участок №2986. Это мои седьмые выборы.

Дисклеймер для незнакомцев, пришедших по ссылкам: я рассказываю то, что видел и слышал, так, как запомнил. Я могу ошибаться или что-то путать. Это частные заметки в личном блоге.

Вообще, давненько я не был на выборах вот так, по-честному — не с решающим голосом, не мобильной группой, а просто чуваком, который припёрся на не оснащённый КОИБом незнакомый участок с заявлением о назначении членом с совещательным голосом, спеллбуком книжечкой ФЗ-67 «Об основных гарантиях избирательных прав…», дорожной картой, чистой бумагой и копиркой для жалоб и заявлений и, главное, терпением. Очень полезный экcпириенс, освежает. Причём в этот раз на участке я был один.

Один я был поставлен из тех соображений, что я вроде как опытный, а в поддержку мне будут наблюдатели от дружественных оппозиционных кандидатов. Уважаемые координаторы! Так нельзя. От этих «дружественных» нет никакого толку, потому что это те самые бабули, которым надо получить копию протокола и поменять её на 1500 рублей в штабе кандидата. На них нельзя положиться, им нельзя ничего поручить, они не примут мою сторону в конфликте, им нет дела до происходящего и хочется поскорее домой, а я мешаю. Находиться в одном помещении с двумя дюжинами человек, которые тебя ненавидят, конфликтовать с ними и достигать каких-то результатов, когда некому прикрыть тебе спину — очень трудно. Не говоря уж о том, что это просто издевательство над ответственным наблюдателем — он не может следить за урнами, смотреть что пишется в книги, ругаться с председателем, писать жалобу и бегать ловить скупщиков голосов одновременно, но будет пытаться. Но это я забегаю вперёд.

Впервые за всю свою практику опоздал на участок. Уважаемые координаторы, дожидаясь опоздавших, задержали автобус на сорок минут, и ровно на эти сорок минут позже чем надо я на участке и объявился. Но, кажется, немного потерял. Для начала сделал фоточку:

И получил на неё ожидаемую реакцию.

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_1.mp3

Очень не любят наши избирательные комиссии фотографироваться. И ведь председатель даже не попала в кадр! Ещё больше они не любят ответы вида «я здесь снимаю потому что мне так хочется», «я здесь стою потому что мне хочется стоять именно здесь» и «нет», и считают, что если на человека строго прикрикнуть, то он изменит свои намерения. Видимо, я действительно набрался опыта — любой интенсивности психическую атаку целого директора школы теперь выдерживаю на раз. Раньше так не умел. Про это часто говорят на тренингах для наблюдателей, но пока не увидишь сам — не веришь: они все люди подневольные, а потому довольно трусливые. Вот и в этот раз достаточно было выдержать первый окрик, а потом влезть в документы и найти там косяков (они есть у любой не привыкшей к наблюдателям комиссии в примерно одних и тех же местах), и грозный тон перешёл в просительный и униженный. «Артёмушка, ну послушайте, ну мы же сейчас исправим, мы не знали просто, мы ж так…» Бррр. Документально фиксировать косяки не стал, в надежде на сотрудничество, а не конфликт в дальнейшем. Зря надеялся, как потом выяснилось.

Сижу на участке, наблюдаю. Уже рассвело. Подходит какая-то тётенька-избиратель и спрашивает — «а у вас отмечаться?». Не понимаю, но подозреваю что-то интересное, аккуратно уточняю о чём речь. «Ну нам всем вчера сказали, что кто за Якунина голосует, тем отметиться у мужчины с синей папочкой». А у меня в руках, действительно, сине-зелёная папочка, всякие выборные бумаги я там держу. Начал расспрашивать дальше, но тут тётенька сообразила что что-то не так и свалила. Тут я вспомнил, что у кого-то там отмечаться пыталась и наблюдатель этого Якунина. Не того, который РЖД и шубохранилище, а того, который кандидат от власти и ВрИО главы Солнечногорского района.

Выглядываю в окно — и правда, за воротами школы стоит с синей папочкой, только женщина. Выхожу с участка, просто прохожу мимо — не обратила внимания. Подошёл конкретно к ней — выжидающе посмотрела, потом начала толкать текст про «примите участие в анонимном опросе на выходе из участка». В общем, повторялась история с Жуквыборов, с двухступенчатой скупкой голосов и отмечальщиками, выдающими себя за экзитпольщиков.

Отзвонился в штаб, сообщил. Там предложили поохотиться на скупщиков, если есть на кого оставить участок, но оставлять было не на кого. Тогда, говорят, озадачьте полицию на участке. Хм, а действительно — кому ж, как не нашей доблестной полиции, заниматься ловлей правонарушителей. Подошёл, изложил факты устно. Те ухмыльнулись и поблагодарили за сообщение. Спросил, как именно к ним обратиться письменно. Оба задумались, старший пообещал уточнить. Я сел писать заявление.

Подошёл старший, сказал как писать шапку, но, мол, я принять у вас заявление не могу (наверняка врал), так что ждите дежурную чего-то там. ОК, жду.

Подъехал полицейский «козлик» (блин, как-то не сочетаются эти два слова), приходят ещё два товарища, ППСники. Смотрят заявление, вздыхают. Пытаются понять, чего мне надо. Мне надо, чтобы доблестная полиция переловила скупщиков голосов, если такие имеются. Понимания не нахожу. Сходимся на том, что мне надо подать заявление. Принимают, выдают ещё один бланк — объяснение. Мол, изложите факты теперь здесь. Что, ещё раз всё переписать? Да, можете переписать. А я что, на участке скучно, чего б не переписать. Переписал, «написано собственноручно», фамилия, подпись. Забрали, уехали. Дальнейшая судьба этих бумаг мне неизвестна :-) На память осталась только копия (копирка — лучший друг наблюдателя) с отметкой о приёме.

Тётенькой с синей папкой так никто и не заинтересовался. К середине дня она куда-то пропала сама.

Сижу на участке, наблюдаю. Приходит какой-то хрен начальственного вида с небольшой свитой, обходит участок, перекидывается парой слов с председателем, подходит к наблюдателям — «Ну что, как, всё нормально проходит?». Обращается вроде как ко мне. «- А вы кто, если не секрет? — Я? Кандидат! — А какой кандидат? Фамилию скажите пожалуйста.» Махнул рукой, ушёл.

Подошёл к стенду с информацией о кандидатах, посмотреть кто это был. Ну да, Якунин и был. Который ВрИО и избирателей подкупает.

А, да. Конечно, как и всегда, соцслужбы обработали местных бабушек насчёт проголосовать, собрали заявления на надомное голосование с тех, кто сам не может прийти, и поставили своих людей в наблюдатели проследить, чтобы пришли остальные. Я не знаю, что там за кнуты/пряники идут в ход, но дисциплинированее бабушек избирателей нет.

Эй, чуваки, которые думают, что политика к вам не относится, что выборы — это пффф, разводка для лохов, а вы умнее и выше этого! Пока вы так думаете, пенсионеры и их соцработники избирают вам власть.

Сижу на участке, наблюдаю — примерно из той точки, откуда первая фотка сделана. И тут начинается какая-то нездоровая движуха у дальнего стола — выстраивается очередь, и именно к нему, и за толпой вообще непонятно, что там происходит. Перемещаюсь поближе, встаю около полиции, смотрю. Приходит председатель и просит требует вернуться «на своё место». Упорно так требует.

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_4.mp3

А я никуда не хочу идти, я хочу смотреть, как выдают бюллетени за крайним столом. Там, собственно, ничего предосудительного как бы и не происходит — нормальные люди, много парочек и родителей с детьми, никакие не карусельщики вроде, берут все по одному бюллетеню и идут голосовать.

А председатель уже кричит. Громко. И ведь это не минуту продолжается, не пять, не десять… Эх, не передают записи правды жизни.

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_3.mp3

Патовая ситуация, в общем-то — я не могу сделать чтобы она не кричала (отвечаю что-то, но даже не суть что), она не может сделать чтобы я ушёл «на место» (не за ухо же меня тащить). Полиция ей не поможет — они на участках вроде пугала, ни во что не вмешиваются, пока могут не вмешиваться. Выгнать — себе дороже: с утреца на участок заглядывала наша мобильная группа (в которой чуваки покруче меня) и начала было их строить — понимание, что вместо меня немедленно появится такое же, но ещё хуже, у председателя было, и кажется это и спасло меня от удаления в итоге. Принять, что в её родной школе кто-то, кто её не начальство, может класть болт на неё и её решения — тоже не вариант.

В итоге толпа рассосалась, председатель ушла за свой стол, пообещав меня сейчас удалить, я ушёл за свой стул писать жалобу. Написал, подал, получил в ответ заполненную рыбу отказа (кликабле):

Написал ещё одну, в ТИК («мотивировочная часть в решении УИК отсутствует», «прошу указать комиссии на недопустимость ограничения законных прав», etc, etc…), передал с мобильной группой. Там её ближе к вечеру рассмотрели и тоже отклонили (хотя наши крутые чуваки за неё бились), но моя комиссия об этом, кажется, не узнала. И хорошо. :-)

Близился роковой час закрытия участков. Председатель и комиссия меня уже держат за лютого врага, всех вокруг (и других наблюдателей тоже) сильно утомил временами начинающийся крик (а виноватым в нём считали меня, хотя кричала вроде как председатель по собственной инициативе). Обменялись с комиссией ещё несколькими официальными посланиями — «заявляю», «уведомляю», «комиссия постановила», «обращаю внимание комиссии на то, что». Обстановка накалённая.

Восемь. Участок закрывается, просыпается мафия начинается подведение итогов голосования. У него, среди прочего, есть три этапа, выполняемых последовательно: подсчёт и гашение неиспользованных бюллетеней, подсчёт количества выданных бюллетеней по списку избирателей, сортировка и подсчёт бюллетеней в урнах. Последовательность (и ни в коем случае не параллельность) этапов важна: так сложнее подогнать цифры, если был вброс или ещё какая упячка.

Секретарь выуживает из сейфа пачки неиспользованных бюллетеней и вроде начинает что-то с ними делать, а я в это время вижу, как вся комиссия пишет что-то ручками в книгах. Подхожу (даже подбегаю) — нет, мёртвых душ не вписывают (и то хорошо), просто подбивают итоги — но и этого им делать ещё не положено. «Уважаемый председатель, обращаю ваше внимание на то, что члены комиссии… согласно пункту такому-то статьи такой-то не допускается одновременное…». Председатель ненавидит меня ещё больше (совершаю резкие движения, чего-то опять хочу, всех достал уже), но — это косяк, и косяк грубый. Рявкает на комиссию «убрали все книги!», и…

http://breqwas.net/dropbox/solgor/solgor_2.mp3

Блин, мне даже стыдно стало. Довёл человека. Хотя, в общем-то, человек сам себя довёл…

В общем, дальше считали и гасили пустые бюллетени. Я раньше уже видел, как бюллетени гасили (кроме банальных ножниц) топором и дрелью. На этом участке в ход пошла ножовка. Ну, тоже вариант :-)

Работа со списком избирателей, aka «подбить книги». Подбили, внесли данные в увеличенную форму. «Согласно пункту такому-то статьи 68 федерального закона, теперь члены с совещательным голосом имеют право убедиться в правильности подсчёта» — «Да ты зае…» — «Да пусть проверяет, чтоб ему…»

Проверяю одну книгу — ту, что была за крайним столом. Сходится.

Подсчёт голосов. Согласно спеллбуку ФЗ-67, бюллетени сортируются в пачки по кандидатам по одному, с оглашением каждого и демонстрацией отметки наблюдателям и членам с ПСГ, и потом примерно так же пересчитываются. Это мучительно медленно, но не так медленно, как можно подумать — скажем, если на оглашение и демонстрацию каждого положить (с запасом) три секунды, а на пересчёт — одну, то 713 бюллетеней нашего участка можно было бы посчитать меньше чем за час. Адекватные наблюдатели обычно не настаивают на полном соблюдении процедуры, и согласны на сортировке по-быстрому, в много рук и без оглашения, если подсчёт пачек будет по-правильному. Тогда можно за полчаса управиться.

Но это если делать по-человечески, чего не происходит. Во-первых, наши избирательные комиссии предпочитают близко наблюдателей и ПСГ не подпускать и вести «открытый и гласный» подсчёт как-то так:

Во-вторых, если к вышеописанной процедуре добавить истерики, сцены, попытки прогнать ПСГ от стола где идёт подсчёт, заманчивые предложения насчёт удалить ПСГ, споры о трактовке некоторых пунктов 68й статьи закона и прочую упячку, то тогда не полчаса, а гораздо дольше, конечно. И самое удивительное в этом, что при зашкаливающем градусе ненависти ко мне, они-таки пересчитали бюллетени как надо. Не знаю, почему.

Цифры сошлись.

А потом наступает этот удивительный момент, когда все всем всё прощают. :-) Он всегда наступает, когда сходятся цифры в УФП или КОИБ печатает протокол, и всякий раз удивителен :-) Для поправки попорченной кармы подарил им нашу дорожную карту («следуйте этой инструкции, и к вашим выборам не прикопается ни один наблюдатель») и пару настоящих олимпийских сторублёвок, и с трудом отбился от предложенного чая с тортиком. :-) (нет, правда!) Председатель извинилась за несдержанность, порасспрашивала про нашу наблюдательскую движуху и наконец-то поверила в то, что я с самого начала говорил — что я над ней не издеваюсь и против неё ничего не имею. :-)

А я действительно не имею. Просто пока момент не настал, ты не знаешь — пытаются тебя выгнать в дальний угол потому что порядок быть должон, или потому что у них там за крайним столом, не знаю, раздача заполненных бюллетеней карусельщикам производится. Не хотят они пересчитывать пачку перекладыванием, а не по уголкам, потому что им лень и домой хочется, или потому что там пол-стопки от соседнего кандидата подложено. Ненавидят они тебя потому что ты малолетний пижон из Москвы, который к ним на день приехал и жизни их учит, или потому что им надо вброс оформить, а если ты просечёшь, то они под суд пойдут.

Я всегда очень рад, когда нервотрёпка, которая из-за наличия меня на участке случается у этих тётушек, оказывается незаслуженной. Правда.

Расстались хорошо.

… … …

Резюме:

— несмотря на массу процедурных нарушений, по сути дела комиссия не мухлевала — что избиратели наголосовали, то и попало в протокол (по крайней мере, я не увидел признаков обратного)
— однако, чистыми/честными выборы на участке не были — к сожалению, подкуп избирателей действующей властью (привет, Якунин Александр Владимирович) полицию не интересует, а давление на избирателей пожилого возраста у нас так и вообще норма
— я очень круто прокачал скилл «говорить о деле, даже если собеседник истерит и тебя ненавидит», но теперь бы неплохо научиться делать так, чтобы собеседники не истерили и не начинали меня ненавидеть

Такие дела.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/300270.html

Выборы

Девять дней жизни я потратил на эти выборы без остатка. 29 команд из 120 подготовленных и обеспеченных документами наблюдателей, ПСГ и ПРГ закрыли 29 из 31 избирательных участков Хамовников. Координация на 120 человек — это очень много, оказывается.

Что будет дальше — не знаю, но я сделал что мог, моя совесть чиста и мне не стыдно за себя перед страной. Чёрт, это очень пафосно звучит, но во всей начавшейся в декабре 2011 движухе был момент истины, и он был сегодня. Я прожил его как должно.

На УИК №174 района Хамовники победу в голосовании с перевесом в два голоса одержал Алексей Навальный.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/295709.html

Восьмое сентября

( Какая клёвая и символичная картинка. И почему кандидаты не используют её в агитации? )

До выборов мэра Москвы осталось меньше двух недель, и это будут очень интересные выборы. Я член участковой избирательной комиссии, мне запрещена любая агитация (может и к лучшему, при моём-то чистоплюйстве). Трактуется она в законе довольно широко (см. ФЗ 67 ст. 47 пп. 2, 7), так что я ограничен в том, что и как писать в ЖЖ, но, думаю, всё и так понятно :-)

Так вот, это будут очень интересные выборы. Социологи публикуют социологию, но имеет смысл также взглянуть на результаты по городу на последних двух федеральных выборах. Официальные, заметьте, результаты. Со всеми поправками на то волшебство, что у нас на выборах бывает.

2012, президент: Путин — 46.95%, другие кандидаты — 50,98%
2011, дума: Единая Россия — 46.6%, другие партии — 51.4%

Интересная картинка, да? :-) Оснований полагать, что в этот раз будет как-то сильно иначе, нету. Более того, это будут именно московские выборы — без регионов с «особой электоральной культурой», и даже без работников «предприятий непрерывного цикла» из других регионов страны, голосующих на московских участках и влияющих на результат.

Всё идёт к тому, что в этот раз, 8 сентября, всё будет на грани. Каждый голос важен, и это в кои-то веки не трёп и не теоретическое бла-бла — вряд ли состоятся у нас в обозримом будущем другие выборы, на которых вес вашего сомневающегося голоса будет так высок. Не ленитесь, приходите на участок.

Тем более, что с 2011 имеется большой прогресс по части контроля за волшебством и особой электоральной культурой в отдельно взятой Москве. Будут наблюдатели — много, и уже опытные. Будут (в смысле, уже сейчас есть) независимые члены комиссий с решающим голосом, вроде меня — тоже много, «закрыта» значительная часть участков. Будет хорошая и разумная организация наблюдения — штаб, колл-центр, мобильные группы, все дела — по этой части все тоже понабрались опыта. В кои-то веки объединились в одну структуру и работают вместе все четыре наблюдательские организации (Гражданин Наблюдатель, Голос, Сонар, Росвыборы) — большое дело, между прочим. Всё ради того, чтобы ваш голос правильно посчитали, не забудьте воспользоваться возможностью :-)

За себя могу сказать, что за те восемь лет, что у меня есть право голоса, это будут первые выборы, где голос я буду отдавать не тактически и не за «лучшее из худшего», а за кандидата, которого я хочу чтобы выбрали. Для любого, кто не голосует за Путина и Единую Россию, это возможность редкая и почти уникальная, так что я очень ценю :-)

Что хорошего можете сделать вы в этой связи:

— проголосовать. Если вы полноправный москвич с пропиской постоянной регистрацией, то это самое главное. Реально, каждый голос на счету.
— поагитировать за любимого кандидата. Некоторым кандидатам очень нужны волонтёры, идите и помогите им. Если вам кажется, что это тупо и бессмысленно — вы ошибаетесь, каждый голос же на счету, а оно добавляет голосов.
— понаблюдать на выборах. Записаться можно, например, тут, тут или тут — попадёте в ту самую общую структуру независимых наблюдательских организаций. Плюс своё отдельное наблюдение организуют некоторые кандидаты, и как минимум двое из них берут волонтёров.

Наблюдать и агитировать можно не только москвичам, достаточно быть совершеннолетним гражданином России. Кстати, с наблюдением есть ещё такое дело, что ценность наблюдателя очень сильно растёт с его опытом — так что сходить отнаблюдать стоит даже если на конкретно эти выборы вам более-менее всё равно.

Такие вот дела. Plz RT, если не жалко.

А ещё я неожиданно для себя стал координатором наблюдателей в Хамовниках. Но это уже другая история :-)

Кстати, если кто-то хочет наблюдателем конкретно ко мне на участок, то велкам — я в комиссии почти один, и наблюдатели туда будут очень кстати.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/295665.html

Жуквыборы

Съездил на выборы в Жуковский.

Дисклеймер, если вдруг кто по ссылке сюда придёт и меня не знает: я рассказываю то, что видел и слышал, так как запомнил. Я могу ошибаться или что-то путать. Я работал в мобильной группе проекта Гражданин Наблюдатель, в статусе представителя СМИ, с удостоверением временного корреспондента газеты Жуковские Вести. Это мои пятые выборы.

Через час после открытия участков пошла информация: скупают голоса. Вернее, уже скупили заранее. Около участков пасутся люди в красных повязках, якобы проводящие экзит-полл. К ним подходят проголосовавшие избиратели, получают штампик на какой-то карточке, и дальше идут. Карточка — вот такая:

Эту фоточку скинул мне на телефон на одном из участков наблюдатель от КПРФ, бойкий такой дедушка. Дедушка проявил смекалку и находчивость: когда очередной горе-избиратель начал тыкаться вокруг с вопросом «где отмечаться-то, чтобы деньги дали» — он сказал «у меня отмечаться» и сфотографировал карточку, избирателя и записал разговор на диктофон.

Войтюк — кандидат «от власти». Ещё в связи с этим делом звучала фамилия Троицкий (это который паук, например), но на карточках был Войтюк и голоса капали ему.

В твиттере появились фоточки очереди за собственно деньгами — на улице, прямо посреди города. Поехали смотреть. Когда приехали, туда уже слетелась половина мобильных групп, приехал оппозиционный кандидат Новиков и даже полицейский уазик — и хотя раздача денег остановилась, сами продавцы (или покупатели? я не понял) никуда не ушли, а только лаялись с приехавшими. Факта скупки голосов никто особо не отрицал, прайс — 500 р вперёд, 1000 р после голосования.

Контингент приходящих с этими карточками — самый разный, но процент пенсионеров, алкоголиков, пенсионеров-алкоголиков и просто людей невысоких умственных способностей был велик, оттого курьёзов хватало. На одном из участков кто-то пришёл отмечаться с этой карточкой к председателю (и тот сдуру поставил туда печать комиссии), и когда на участок пришла следующая такая не догоняющая бабушка — наблюдатели записали представление на видео. Посмотрите, офигенное кино:

Полезного в этом представлении был ещё один адрес выдачи денег. Наблюдатели пошли смотреть, а там…

…а там очередь на несколько этажей. Тоже все за тысячей.

Парень, который это снял и у которого я скопировал эти видео, прокомментировал: «Я в первый раз наблюдаю, думал будет скучно и неинтересно, а тут раз — и такое!» Впрочем, он не один это снял — видюшек с этой очередью в сети полно, а карточек кто-то из наших себе даже на память насобирал, встав у участка в красной повязке.

Полиция к происходящему относилась индифферентно. Скупка голосов? Так эти, в красных повязках, только штампики ставят, никаких денег. Незаконная агитация? Так это за несуществующего кандидата Александра Войтюка, а того что в бюллетенях — его Андрей зовут. Очередь за деньгами на несколько этажей? Так какое нам вообще дело, к кому там куда очередь стоит. Несколько человек вроде задержали под нажимом общественности, но потом поотпускали «после профилактической беседы»…

Оказывается, даже с самой наглой и открытой скупкой голосов наблюдатели не могут сделать практически ничего. FAIL.

Потом ещё одна напасть: из ниоткуда у некоторых комиссий стали появляться списки на выездное голосование по 100-200 человек. «Собесовские списки» — практика порочная, но крайне распространённая, и бороться с тем, что пенсионеров и инвалидов района перед днём голосования обзвонили с вопросом «вы на выборы сами придёте, или к вам на дом с урной приехать?» — практически невозможно. Однако тут ситуация была другая: во-первых, никто никого не обзванивал, во-вторых — каждый наблюдатель, который хоть раз ходил с урной на выездное голосование, прекрасно знает, что обойти 200 квартир за полдня никакая комиссия не сможет. Зато завернуть с урной в ближайшее кафе/квартиру/микроавтобус, написать двести заявлений по базе паспортов, нарисовать галочек в двухстах бюллетенях и вернуться под закрытие — вполне.

За эти списки развернулась драка. Где-то они рассосались, только появившись. Где-то их отменили решениями самих комиссий после налётов наших юристов и члена ТИК с ПСГ от коммунистов, очень толкового чувака (кстати, если вы не знали, то у нас в стране есть ровно одна политическая партия — КПРФ, остальных либо нет, либо они не политические партии). Где-то комиссии таки отправляли группы на выездное голосование, причём нашим или дружественным нам наблюдателям мест в машине не находилось — но наблюдатели следовали за ними на своих машинах, и группы возвращались, пройдя две-три квартиры.

Эффективность работы наблюдателей обычно трудно измерить, хрен его знает что бы было если их не было. Этот случай — редкое исключение: мы можем уверенно сказать, что в этой истории со списками наблюдатели спасли от фальсификации несколько сотен голосов, а при явке в 30 тыс это дофига. В итоге, ни на одном участке в урнах для выездного голосования не оказалось больше десятка-другого бюллетеней — в основном от тех бабушек, которые действительно сами позвонили и попросили приехать к ним с урной. Как и должно быть. WIN.

Конкретно наша мобильная группа, правда, на тот момент прямой пользы не приносила — катались по участкам, собирали новости и видеофайлы, проводили воспитательные беседы с менее опытными наблюдателями на участках на тему того, что наглее надо быть и активнее, а не сидеть по углам.

С двух до шести вечера — затишье, как обычно на выборах. Наблюдатели сидят, комиссии сидят, избиратели голосуют. Мобильные группы едут обедать в кафе и отдыхать в штаб.

Часа за два до закрытия участков в штаб пришла информация — одного из ПСГ, с направлением от кандидата Иванова, кандидат отозвал. Кандидат был технический, направления от него раздавал штаб Войтюка (и — нет, я не знаю, зачем мы их вообще взяли). И вот пришёл отзыв. Ещё один ПСГ сообщил, что отзыв на него уже у преседателя УИК, но тот его почему-то не пускает в ход. Штаб предположил, что эти отзывы есть на всех ПСГ от Иванова, и что предъявят их председатели перед закрытием участков. Мобильные группы, бывшие в это время в штабе, поделили между собой город и срочно отправились развозить людям с этими направлениями новые документы — кому направления от других кандидатов, кому пресс-карты Жуковских Вестей. Нам досталось восемь участков, и успели едва-едва — на последний я вошёл уже в без четверти восемь. Там и остался — после восьми участки закрыты, в мобильных группах смысла нет, и они расходятся по участкам, помогать наблюдателям на подведении итогов.

В без пяти восемь председатель подозвал одного из наших наблюдателей, Григория, и продемонстрировал ему то самое заявление от кандидата Иванова, где он отзывал своего члена УИК с ПСГ, то есть его. Григорий, нисколько не удивившись, выдал что-то вроде «вы знаете, я тоже уже разочаровался в этом кандидате! Теперь у меня другой фаворит» — и выдал председателю заполненное и подписанное направление наблюдателем от кандидата Кнышева.

Потом было секунд пятнадцать тишины, комиссия видимо не ожидала такого поворота. А потом был долгий непрекращающийся бешеный ор всех на всех, по итогам которого:

— направление у него не приняли («восемь ноль-две! восемь ноль-две, глаза разуйте!» — орал председатель, тыкая пальцем в часы, показывавшие без трёх минут восемь)
— написанную нами жалобу (на недопуск в помещение для голосования, типовая) секретарь тупо не взял
— комиссия «приняла решение» Григория удалить «потому что направление поддельное»
— сам он, тем временем, успел накатать заявление в полицию об административном правонарушении и подать его дежурившим на участке полицейским (те, озираясь на две смотревших на них камеры, заявление приняли)
— но, в конце концов, по указанию председателя эта же полиция его с участка вывела под руки

Потом Григорий, насколько я знаю, направился в ближайшее ОВД писать ещё одно заявление, а потом в ТИК с нашей жалобой (и подписями свидетелей о её неприёме). Чем кончилось — не знаю, но надеюсь эти бумаги попортят председателю хоть немного крови.

Забегая вперёд, комиссия не приняла ни одной нашей жалобы, хотя было их написано штук пять, а в конце, вводя в КОИБ ноль в графу «количество жалоб, поступивших в избирательную комиссию», секретарь, пожав плечами, сообщила, что никаких жалоб не видела. Ну ОК, одну в ТИК повёз Григорий, и ещё одну собиралась отвезти Анна, второй наш ПСГ.

Вообще, из всего, что происходит на выборах, прямая бесстыдная ложь в глаза — морально самое тяжёлое. А её в этот раз было много.

А после удаления Григория, комиссия встала со своих мест и в полном составе ушла в подсобку. А полиция встала на пути ПСГ, попытавшихся проследовать за ними. И всё. Вихрем пролетает через зал голосования один из ПРГ, унося в подсобку коробки с пиццами. Одиноко стоят урны с КОИБами, лежат на столах книги списка избирателей, проносятся в головах наблюдателей нарушенные статьи законов и примерные тексты жалоб. Полиция бдит. Ничего не происходит.

Через полчасика комиссия выползает обратно, председатель начинает рассказывать какую-то хрень про то, что ТИК запретил продолжать подведение итогов голосования до тех пор, пока не закончится контрольный ручной пересчёт на тех участках, где он был назначен, и что все участки сейчас сидят и ждут. Нам же прекрасно известно, что на немалой части участков не только не ждут, но и уже закончили (КОИБы же почти везде, считать бюллетени не надо, всё очень быстро можно сделать, если не тупить), и даже результаты с этих участков мы уже знаем. Вяло ругаемся, ждём.

Потом составляются наконец акты о выездном голосовании (оказывается, до того их не составили, несмотря на требования закона и наблюдателей), медленно и печально вносятся данные проголосовавших на дому, гасятся чистые бюллетени. И потом начинается опять какой-то цирк — оказывается, ни наблюдателям, ни ПСГ не положено смотреть список избирателей, потому что там персональные данные. Бред сивой кобылы, прямое и грубое нарушение (в ФЗ-67 наблюдателям и ПСГ смотреть список явным образом разрешено), ПСГ и наблюдатели опять долго воюют с комиссией — и в итоге сходятся на том, что смотреть список можно, если закрыть бумажкой личные данные. Цирк переходит от клоунады к воздушной акробатике, проверка списка производится так: ПРГ открывает страничку, закрывает бумажкой паспортные данные, ПСГ втыкает в эту страничку. ПРГ перелистывает на следующую страничку. И так пять книг списка, ещё полтора часа. Всё сошлось…

Ещё с нами была девушка из lenta.ru, снимавшая для lenta.doc — присоединилась к мобильной группе ещё когда развозили документы, и под закрытие пришла со мной на участок. На выборах она раньше работала только однажды (на президентских, где всё было очень вегетериански) и порядков не знала — и её поведение (читай — нормальная работа оператора с камерой) комиссией воспринималось как крайняя наглость, поэтому время от времени на неё накидывались и начинали низводить и курощать. Один из наблюдателей от КПРФ (студент, которого интересовала только копия итогового протокола — за неё штаб коммунистов платил 1000 р) прокомментировал: «Это она девушка, вот её и не тронули, только наорали. Был бы парень… Вот я был на митинге, и там когда один начал снимать нашего организатора, так ему камеру разбили и…» Забыл подробности, но сильно избили, в общем.

— Хренассе. Вот я и встретил человека, который ходит на эти платные митинги. Всё гадал — что за люди, и вот увидел…
— Да там и не заплатили почти. Не, а чё ты на меня так смотришь? Нормальный был митинг, в защиту детей!

Он не знал, что это был за митинг (зато я знаю), и в избиении чувака с камерой, кажется, ничего плохого не заметил.

Примерно к половине второго ночи подведение итогов голосования было завершено. КОИБ распечатал протокол, комиссия его подписала. В третьем часу мы получили заверенные копии и отправились по домам. Непросто даётся России демократия, ох и непросто…

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/289708.html

Выборы

Тем временем, я продолжаю понемногу участвовать в выборных делах. Я теперь член УИК №174 района Хамовники г. Москвы с правом решающего голоса, и это на ближайшие пять лет. Если не будет революции каких-то глобальных изменений, то на всех выборах ближайшего цикла (мосгордума в 2014, мэр москвы в 2015, госдума в 2016, президент в 2018) я буду выписывать открепительные, опечатывать урны, выдавать бюллетени и всё такое.

Комиссия набрана целиком из некого ООО «Бамос-Трейд», которое суть местная управляющая компания (бывший ЖЭК, то есть). Председадтелем — гендир этого Бамоса, хотя по повадкам он конечно не гендир никакой, а чинуша среднего пошиба. Из прочих кандидатов в эту комиссию взяли только тех, кого не имели права не взять, т.е. меня от СР (у которой своих активистов нет, и поэтому они дали квоты наблюдательским организациям), дедушку от коммунистов и студентку с юридического от ЛДПР. ЛДПР можно не считать, дедушку того я ещё не встречал, но — возраст: ему 67 лет сейчас, и за эти пять лет он не помолодеет… Надёжных союзников не предвидится, а впечатление от первого заседания безрадостное.

Впрочем, это всё не скоро, в 2013 в Москве выборов нет.

Ещё я теперь (и до вторника включительно) корреспондент газеты Жуковские Вести. Завтра в Жуковском выборы мэра, и я еду наблюдать — правда, не на участок, а в мобильную группу, радисткой Кэт оператором и связным. Ноутбук, инвертер, ёта-модем, камера, диктофон, фонарик, запасной телефон, допаккумуляторы к смартфону и камере, зарядки ко всему, три дата-кабеля. Паспорт, пресс-карта, бланки типовых жалоб, чистая бумага, копирка, распечатка ФЗ-67… Так, нету распечатки, будем надеяться что остальные возьмут. Дорожная карта, ручки, механический счётчик… А зачем мне счётчик в мобильной группе? Пропускаем… Ладно, вроде ничего не забыл. А! Две — нет, три банки энергетика. Вот теперь всё.

Разведка сообщает, что с большой вероятностью будет беспредел. Ничего хорошего, но даже интересно — наконец-то попаду на беспредельные выборы, а то Касимов и Узловую я пропустил, а на остальных за прошедший год всё было довольно вегетериански…

…странноватое всё-таки получилось хобби, конечно. :-)

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/289377.html

Для русских

Ни к чему конкретному, просто фоном.

Лучшая прививка от национализма для российского обывателя — хотя бы иногда следить за новостями с Украины. Стандартные разговоры про то, как скверно быть меньшинством в националистически ориентированном государстве, воспринимаются куда лучше, если богато проиллюстрированы живыми примерами на понятном местном материале.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/282993.html

Суббота

Возложение цветов прошло мирно, а на винтаж я оставаться не стал. Хм, немного ж осталось тех, кому ещё не надоело. Кстати, в некотором роде даже удивительно, что соловецкий камень всё ещё на лубянке стоит — неужели товарищам из здания напротив не хочется убрать его куда-нибудь в люблино, в рамках реконструкции площади и расширения проезжей части?

После митинга съездил в икею. Собирался купить постельное бельё, и купил его. А ещё купил: штопор, два подсвечника, сковороду и оранжевые тапочки. Необходимости ни в одном из этих предметов я не испытывал, что сподвигло меня их купить — не знаю. Проклятые капиталисты! Блин, как они это делают? :)

Посылаю традиционные лучи ненависти автомобилистам. Не должна маршрутка, в которой едут пятнадцать пассажиров, стоять в пробке, которую создали автомобилисты, перевозящие одних себя.

Текст спасён из гибнущего ЖЖ: https://breqwas.livejournal.com/279892.html